11 Декабрь 2017, 20:15:34

Новости:

Таинственный коридор может привести вас куда угодно.
Соблюдайте осторожность - войдя в коридор, вы оказываетесь за пределами Отеля.


Дитя луны, дитя рассвета.

Автор Insigna, 18 Июль 2016, 21:13:34

« предыдущая тема - следующая тема »

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Вниз

Insigna

(1274н.э.)

Первая попавшаяся деревенька показалась Цукихиме достаточно уединенной, чтобы спокойно провести там пару дней, восстанавливая свои силы в достаточной мере для того, чтобы перевоплотиться пару раз и избавиться от назойливо ноющих ран.

Дернуло же ее отправиться на подмогу этим проклятым самураям... С шипением лисица выдернула из бока последнюю, четвертую, стрелу и со злостью швырнула ее в сторону. Деревяшка с наконечником слабо стукнула по доскам сарайчика и упала на пол. Хотя пола тут фактически и не было, просто утоптанная земля кое-где прикрытая соломой. В одну из соломенных куч Цукико и уселась, абсолютно не волнуясь на неподобающее сочетание пожухлой травы и тончайшего шелка ее многослойных одежд, тем более, что последние и так оказались испорчены дырками и разрезами от стрел и мечей, и залиты кровью, как ее, так и человеческой. Вздохнув она облокотилась на стену и прикрыла глаза, пушистые ушки слегка подрагивали, и кончик хвоста плавно изгибался и выпрямлялся, отчетливо выделяясь на алой и зеленой ткани.

Долго отдохнуть не получилось, скрипнула дверь и в сарай зашел средних лет мужчина, привлеченный звуками. Его глаза широко распахнулись, когда он увидел свою гостью, мужчина замер, словно не представляя что делать, только взгляд скользил по ней, задержавшись на ушах и хвосте, на пятнах крови и окровавленной руке, что она прижимала к истерзанному боку. Через минуту он просто закрыл дверь, послышались удаляющиеся шаги... Впрочем Цукихиме это только обрадовало, она никогда не любила применять силу к тем, кто слабее, а если бы мужчина поднял шум, его пришлось бы, как минимум, пару раз стукнуть, чтобы вел себя потише. Хотя может он просто пошел за подмогой? Ее это не слишком волновало, слишком уж она устала. Лисица вновь закрыла глаза и задремала...

Проснулась она от легкого скрипа, с которым открылась дверь. В проеме показался давешний мужчина, на которого лисица воззрилась с недовольством и подозрением, но вскоре они сменились удивлением и едва промелькнувшим интересом. Он, чуть отводя взгляд в сторону и склонив голову, подошел поближе, уселся на корточки и положил на пол рядом с краем ее кимоно деревянную дощечку с двумя стоящими на ней глиняными плошками, в одной был рис, во второй бульон, с краешку лежала пара простых хаси без рисунка и, судя по цвету, явно частенько использовавшихся. Окинув взглядом предложенное угощение Цукихиме с нескрываемой иронией во взгляде посмотрела на мужчину, а он же, поймав ее взгляд, только опустил голову еще ниже, встал и с легким поклоном удалился. Немного подумав от еды лисица отказываться не стала...

Все то же повторилось еще раз в тот же день и трижды на следующий, а затем Цукико отдохнула уже достаточно для превращения и перекинулась в белую лису, а затем сразу обратно. Только что накопленные силы от этого резко поуменьшились, но зато большая часть слегка подживших ран затянулась совсем или попросту исчезла. Лисица со вздохом истинного наслаждения потянулась, облачилась в свои подпорченные одежды, которые пришлось снять на время обращения, и покинула деревню, лишь только забыв в сараюшке свой шелковый пояс, мода на них еще не успела устояться и периодически она то там, то тут оставляла этот элемент одежды, не привыкла. Мужчина явился в сарай чуть погодя, оглянулся, словно считая, что лисица могла где-то спрятаться, вздохнул и усевшись по турецки съел принесенный завтрак сам, не пропадать же добру. Хотя он ощущал странное сожаление от того, что его необычная гостья так неожиданно исчезла, а он даже словом с ней не обмолвился. Но зато у него осталось доказательство того, что ему все это не привиделось. Мужчина ушел обратно в свой дом, пряча за пазухой длинный шелковый пояс, ярко-алый и с золотой вышивкой. Наверно он стоил больше, чем мужчина зарабатывал за год, но он не собирался его продавать или выменивать, лишь сохранить на память о встрече со столь удивительным и прекрасным существом.



Так заканчивается история первой встречи Цукихиме и отца ее младшего сына.

Insigna

#1
20 Июль 2016, 22:16:02 Последнее редактирование: 20 Июль 2016, 22:18:32 от Insigna
(1277н.э.)



Она оказалась в этих местах по воле случая, просто хотелось побыть одной, без всех этих дрязг и интриг... еще и Ашия все хотел от нее какого-то там исполнения долга перед семьей. Цукихиме снова фыркнула, вспомнив об этом и раздраженно дернула хвостом из стороны в сторону. Если ее долг заключается в том, чтобы ее выдавали замуж за кого попало, то она лучше объявит о том, что семьи у нее больше нет. Тем более после того, что случилось сорок лет назад...

Тряхнув головой лисица продолжила свой путь и вскоре с удивлением узнала места, небольшая деревенька, а вот и знакомый сарайчик. Ведомая любопытством она сконцентрировалась и неслышно взлетела на крышу соседнего с сараем дома, мелко семеня пробежалась вдоль крыши и остановилась на другой стороне, где на веранде перед прудом сидел тот самый мужчина и чинил свою обувь. Цукихиме прилегла на краю, с интересом смотря вниз, легкое шуршание одежд было совсем не слышно за шумом листвы деревьев, так что она так и осталась незамеченной.

Закончив с обувью мужчина надел ее, прошелся туда-сюда и повернувшись к дому заметил свисающий с крыши хвост и краешек небесно-голубого кимоно. Посмотрев выше он встретился взглядом с Цукихиме, которая насмешливо усмехнулась, лежа на животе и скрестив перед собой руки. Мужчина отвесил ей легкий поклон и скрылся в доме, сбросив обувь у входа. Разочарованно вздохнув лисица подперла голову рукой и посмотрела вдаль. Ну, по крайней мере он не убегал с воплями, а вполне достойно держался, особенно для простолюдина.

Но ее разочарование закончилось довольно быстро, когда мужчина вернулся с алым поясом в руках, тут уж она несказанно удивилась. Она и забыла о том, где его потеряла, а он, выходит, сохранил?.. Три года уже прошло, за это время он ведь мог его и продать, или пояс мог испачкаться, истрепаться, да мало ли что еще, но ткань была чистой, гладкой, словно новая, и без следов крови, постирал он ее что ли?..

Цукико спрыгнула вниз, взяла пояс из его рук, осмотрела с интересом, мужчина почтительно склонил голову и по прежнему молчал. Это было необычно, интересно, и лисица не спешила уходить, села на веранду, расправила подол и рукава, сложила пояс рядом с собой, затем достала гребень и принялась расчесывать свои длинные белые волосы как ни в чем не бывало. Это удивило уже мужчину, он замер, как и в первый раз, раздумывая как стоит поступить, затем опять ушел в дом и вскоре вернулся с уже знакомой дощечкой, но на этот раз на ней стояло две пиалы с чаем, причем на удивление хорошим судя по запаху. Цукико тихонько рассмеялась, выглядело это так, словно они соревнуются в том, кто кого сильнее удивит и этот раунд был явно за ней, ведь услышав ее мелодичный смех он снова замер.

От чая лисица тоже отказываться не стала, спрятала гребень за пояс и пригубила немного хитро поглядывая на соседа, который, казалось, с трудом верит, что эта необычная гостья вновь его посетила. Но надолго задерживаться Цукико все же не планировала, так что после чаепития решила покинуть этого странноватого, но гостеприимного юношу и просто направилась в сторону виднеющегося неподалеку леса, благо сам дом стоял на отшибе и встретить еще кого-то из поселения было сложно.

- Госпожа забыла свой пояс... - негромко напомнил ей в спину мужчина, на что Цукихиме почувствовала легкое раздражение, ведь пояс она оставила намеренно. Подойдя обратно она подняла длинный лоскут вышитой ткани, весело взглянула на юношу и пару раз обернула ему пояс вокруг шеи, слегка фыркнув, когда у него промелькнул испуг в глазах. Неужели он решил, что она собралась его душить или вешать?

- Он твой. - коротко сказала лисица улыбнувшись и ушла, на этот раз не останавливаясь. А мужчина зашел в дом, аккуратно размотал пояс, сложил, разглаживая каждую складочку, и бережно убрал в ящичек из полированного древа, над которым трудился почти неделю, когда понял, что в ближайшее время за поясом не вернутся. Он и сам не слишком понимал почему не испытывает перед кицунэ страха, ведь все легенды говорят, что они приносят беды и несчастья, соблазняют мужчин, чтобы лишить их силы и жизни. Но эта девушка вела себя совсем не так, как говорилось в преданиях...

Insigna

Лисица еще не раз наведывалась в этот дом, видимо ее привлекала некая... умиротворенность данного места. Где-то на отшибе, в стороне от войн и дрязг, придворных интриг. Даже удивительно, как ей удалось его отыскать в первый раз. Конечно жизнь у людей здесь была все так же тяжела, это она может беспечно слоняться без дела, а люди обычно все в хлопотах с утра до самой ночи. Хотя и у них выдавалось время, когда можно просто немного отдохнуть, и в это время Цукихиме и являлась, как обычно без спросу, за несколько лет уже выучив когда мужчина обычно не занят. Разумеется она могла нагрянуть и когда ей в голову взбредет, и мужчина слова против не сказал, но ей хотелось, чтобы она вызывала скорее приятные ассоциации, чем внутреннее раздражение. Забавно, что она так до сих пор не узнала его имени... Впрочем это как-то было особо и не нужно, они толком не разговаривали. В последнее время излюбленным занятием лисицы было улечься на веранде, положив голову ему на колени, и лениво помахивать хвостом, пока мужчина расчесывает ее длинные волосы, белые, как только что выпавший снег. В такие моменты очень интересно наблюдать за выражением его лица, словно ему оказали великую честь, позволив коснуться лисьих волос, а иногда на нем мелькает смущение и совсем легкий испуг, когда он уже сам себе позволяет едва заметно задеть мех на ушах Цукихиме или легонько провести по плечу, покрытому белыми прядями, будто лисица может такого не заметить... Но она все равно не возражала.


И эта идиллия могла бы продолжаться еще долго, если б в один из дней в ворота без всякого стука не зашла бы женщина средних лет. Увидев Цукихиме она сначала опешила, потом уронила котомку, которую держала в руках и в ужасе убежала, вопя на ходу что-то типичное про демонов и надвигающуюся смерть. Лисице это безумно не понравилось, это могло разрушить ее уютное прибежище, поэтому она встала, с мрачным видом, и направилась следом, в два мгновения нагнав женщину и заставив ее остановиться. Но из окрестных домов уже выглядывали люди, деревушка была может не такая уж и крупная, но все-таки населенная, просто тот мужчина жил на самой окраине, а Цукихиме сейчас оказалась в самом ее центре, словно напоказ... Закрыв глаза она прислушалась и принюхалась изо всех сих, выискивая каждого человека в этой деревушке, заставляя их выйти из дома поближе к ней. Когда мужчина запыхавшись добежал до небольшой площади в центре деревни он увидел свою прекрасную белую лисицу спокойно стоящей, лишь от ее рук исходили десятки прозрачных розовых лет, чуть колышущихся, словно на легком ветру, и каждая из них была соединена с его односельчанином. Мужчина даже не представлял, что кицунэ собирается сделать, но и не считал себя в праве говорить ей чего-то не делать, хотя у него и вырвалось тихое, - Не убивай... - окончание он правда сразу проглотил, столкнувшись с мрачным взглядом лисицы, опустил голову, заранее смиряясь с любым ее решением.

Правда лисья мрачность была связана как раз-таки с тем, что никакого вреда людям она причинять не собиралась, только немного повлиять на них, заставить их просто не обращать на Цукихиме никакого внимания, когда бы они ее не увидели, что она и сделала, после чего все мирно разошлись по домам, недоумевая зачем вообще собирались на площади в такое время. Женщина, из-за которой все это началось, как ни в чем не бывало подскочила к мужчине и начала упрашивать его починить ей две пары обуви, ведь у него так замечательно получается, а уж она-то в долгу точно не останется, как раз птица скоро на убой пойдет. Мужчина только спешно согласился, лишь бы отстала, не обращая уже внимания на последовавшие за этим благодарности, и оглядывался по сторонам - пока женщина его отвлекла на мгновение лисицы уже и след простыл. Ну что ж, он сам виноват в случившемся, обычно вход всегда закрыт на небольшой засовчик, поэтому если кто приходил и, соответственно, стучался, то лисица спокойно успевала спрятаться в доме или на крыше, но сегодня он просто забыл... Еще и высказанная им просьба ей точно не понравилась, правда не совсем ясно почему. Впрочем причина была не так уж и важна, главное то, что лисицы так нигде и не было, она явно покинула деревню. И поделом ему... Мужчина вздохнул, зашел в дом и заглянул в резную шкатулку, он бы не удивился, если бы она и пояс с собой забрала. Но пояс лежал на прежнем месте, а из-за спины мужчины послышался все еще мрачный голос лисицы, - Я, конечно, склонна к обидам и капризам, но это было бы совсем глупо... Мне все-таки не пятнадцать... - мужчина обернулся, не в силах скрыть радостной улыбки от осознания, что она все-таки осталась здесь, - А вот ты на юнца очень даже похож, особенно сейчас. - фыркнула Цукихиме, - Пора уже тебе рассказать как твое имя и сколько тебе лет.
Мужчина поклонился ей, словно впервые увиделся сегодня, - Мне тридцать один, госпожа. И мое имя - Йосей.
- Почему у тебя до сих пор нет семьи? - удивилась лиса, - Ты уже почти старик... - хотя на вид она легко различала только совсем уже старцев и детей, люди среднего возраста были не слишком-то разными на ее взгляд, но о том, что в тридцать людям положено уже растить выводок детишек она знала прекрасно.
- У меня была жена, госпожа, и сын, но они погибли незадолго до нашей встречи... - рассказал Йосей, на его взгляд это все объясняло, но лисица все равно не поняла, - С тех пор уже десять лет прошло. - вполне резонно заметила она.
Йосей отвел взгляд в сторону, что-то явно решая про себя, потом все-таки собрался он с силами и осторожно сказал, - До тех пор, пока госпожа желает меня навещать я в принципе не вправе думать о ком-то другом, а когда госпоже надоест, то я не смогу завести семью уже потому, что убежден, что жена заслуживает быть любимой, а этого я больше никому не могу обещать. - он даже закрыл глаза, пораженный собственной смелостью, даже наглостью в некотором смысле, но все это было чистейшей правдой.
Цукихиме внимательно на него смотрела, какие-то предположения у нее были, конечно, но она не ожидала, что услышит все чуть ли не прямыми словами. Следовало еще немного подумать, уже над тем что с ней самой происходит.
Ну и пока она вытянула из-за пояса гребень и протянула его Йосею, - Тогда причеши меня... - немного капризно попросила она, что мужчина с радостью и сделал. Похоже всё не так плохо, как он боялся...

Insigna

По большому счету после этого ничего не изменилось. В первое время... Лисица так и продолжала наведываться в гости, с любопытством разглядывала чем Йосей занимается, с удовольствием давала ему себя причесать. В каком-то смысле можно сказать, что мужчине повезло оказаться ремесленником, какой-нибудь пахарь или торговец уже остался бы без работы, а лиса могла бы ничуть не смутившись еще и притащить пригоршню золота и всучить ему, чтобы с голоду не помер. А так пришлось лишь привыкнуть к излишнему вниманию.

Йосей чувствовал себя довольно странно иной раз, поскольку в целом жизнь шла дальше своим чередом и, кажется, лисице это даже нравилось. Хотя казалось бы - ежедневная рутина, заказы, какие-то поделки для души, подготовка к грядущему празднованию (разумеется Йосей собирался хорошенько поторговать в соседнем городе, как делал каждый год, Цукихиме все равно обычно пропадала на неделю-другую в этот период). К слову имени лисицы он в ответ не получил, так и звал ее госпожой, да и иных ее форм ни разу не видел, даже не представлял об их существовании, кроме разве что формы белой лисы, они были описаны и в легендах.

Цукихиме так и продолжала приходить и уходить, иногда она отлучалась на несколько дней подряд (когда старший тем или иным способом уговаривал ее уделить внимание делам, найти ее уютную деревеньку ему не удавалось, в те времена он еще был не обучен пространственному перемещению, а просто по ощущению присутствия по лесам, да полям лису отыскивать было слишком долго), но в целом со временем стала наведываться ежедневно. А как-то стала и оставаться на ночь. Это случилось очень обыденно, словно ничего особенного не произошло - просто она поглядела на закат с веранды, утолила жажду и голод тем, что предложил ей Йосей, своим обычным наглым образом прошлась по его дому, приметила разобранный футон у стены, чем сильно смутила мужчину, он весь в заботах просто забыл его прибрать с утра, как обычно делал. Но опять он в итоге этому даже немного порадовался, ведь Цукихиме украдкой усмехнулась и немедля растянулась на постели, бедность тканей ее нисколько не волновала, чисто и достаточно.

Разумеется она не собиралась спать в одежде, поэтому Йосей еще и удостоился увидеть еще раз проявления ее магии, расшитое кимоно распалось на сиреневые ленты и исчезло, оставив девушку в нижнем платье (до деревни добираться было удобнее в лисьем виде, поэтому она предпочитала теперь одеваться именно таким образом, пожертвовав разнообразием в угоду удобству). Конечно же Йосея это смутило еще раз, он даже почтительно отвернулся, когда понял, что происходит, так-то стоял пораженный и во все глаза разглядывал волшебные завихрения. Чувства правда его одолевали противоречивые, спать ему, похоже, грозило в сенях, но с другой стороны то, что она осталась было каким-то таким особым выражением доверия на его взгляд, очень приятным безусловно.

Впрочем не было предела его удивлению, когда на тихий его вздох по теплой постели лисица захихикала, - Ты же не надеялся избежать моего общества этой ночью?.. - промурлыкала она, смущая Йосея уже до такой степени, что краска залила его лицо, - Я... Я нет... Конечно, нет. Как пожелаете... - забормотал он, вызвав у Цукихиме приступ смеха, - Не бойся. - сказала она чуть мягче, - Я просто не хочу выгонять тебя из собственной постели. Надеюсь второе одеяло найдется? - с этими словами лиса пристроила пушистый хвост на своих ногах и укрылась по плечи, явно намереваясь поспать. Перечить ей Йосей не рискнул, молча достал еще одно одеяло (был у него некоторый запас подобных принадлежностей, и от прежней семьи осталось, да и родня изредка наведывалась, по счастью как раз в праздники, когда лисица не приходила), помыкался еще по дому, переживая и размышляя над тем правильно ли все это, а потом просто сдался и тоже лег спать, если бы ему еще удалось уснуть в эту ночь... Так на следующий день и ходил словно вареный.

Вверх