26 Сентябрь 2018, 07:41:56

Новости:

Таинственный коридор может привести вас куда угодно.
Соблюдайте осторожность - войдя в коридор, вы оказываетесь за пределами Отеля.


Часть предыстории Хаура

Автор Rik, 21 Октябрь 2013, 02:56:27

« предыдущая тема - следующая тема »

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Вниз

Rik

Предыстория, немного про Хаура. Появился как персонаж в 2000 или 2001 году, детальности в его характер и окружение добавляется и по сей день понемногу. На одном отрезке своего существования Хранитель-полиморф оказался лишённым памяти: "хозяин умер, собаку усыпили". А это оказалось только началом.

1.
Сильное чёрное тело зверя перетекало матовыми переливами под белыми тонкими пальцами в уютном тёмном углу. Ему было спокойно и приятно. Охотник, соратник, охранник, друг, транспорт, будильник, подушка, одеяло - зверю нравилась любая роль, ведь всё было с ней.
Пара красных огоньков зажигалась и гасла под ночными сводами, ловя отблески малого светила. Зверь вернулся к ней с первыми жёлтыми лучами, пробившимися сквозь затрепетавшую листву. Тепло ткнулся ей в бок, пощекотал усами и скоро с урчанием закрутился вокруг тонкой белой ноги. Чёрное и белое весело плескались у водопада в зарослях, рассыпая тысячи маленьких ледяных радуг. Два сильных существа бежали по лесу, наслаждались ловкостью и скоростью, молодостью и прекрасным миром.
И так было с тех пор, как она привела его сюда из холода и боли, пустоты и безысходности, беспомощности и страха, когда душа металась в нигде, не нужная никому. Бестолковый шум, нелепая непонятная суета, нервность, чей-то гнев и отчуждение - всё это было далеко, давно, не с ним и не здесь.
И так было с тех пор, как её из нигде тряхнуло чужим страданием, выворачивающим душу, вытягивающим силы. Бессмысленным, тяжёлым и удушающим. Кажется, это было давно-давно... да и было ли то время, когда всеми силами своей души она вытягивала из липкого и душного жадного мрака кого-то, безжалостно брошенного туда... А нет, было: она ещё помнит мокрую от слёз чёрную морду дрожащего зверя, едва-едва не укусившего тонкие белые пальцы.
Но сейчас кажется, что вот этот верный спутник никогда не был тем беспомощным, исковерканным, лохматым тусклым комом, который жадно и со свистом дышал, лёжа на изломанных стеблях сочной травы.
Этот образ ушёл навсегда: здесь чёрный нужен, любим и счастлив. Пока не захочет вспомнить...

2.
Белые тонкие пальцы скользят по чёрному переливающемуся меху. Довольное урчание, лёгкий шорох шерстинок, тихий перезвон золотящихся солнцем капель снаружи каменного свода. Зелёно-жёлтый свет из лопочущей блестящей листвы, яркие мелкие блики на каменных стенах, плавный быстрый росчерк скользнувшей в трещину жёлтой ящерки.
Тихий шёпот над расслабленным в блаженстве чёрным ухом: "Ну что, каким будет твоё следующее воплощение? Я же согласилась быть тем, кем ты просил. Мне вполне по силам сделать то, что ты хочешь больше всего".
Чёрный с наслаждением потянулся, крепкие мышцы рельефно прокатили отблеск по всей длине тела и опали. Кончик длинного хвоста подрагивал, уши поднялись торчком. Две светло-красные точки зажглись под двумя синими в пропахшем травами полумраке.
Несмотря ни на что, он хочет снова появиться там. И уже знает, какие испытания ему надо пройти, чтоб стать лучше самому, чтоб помочь стать лучше другим, чтоб сделать счастливее ещё частичку того мира. Здесь счастливо всё. И цель есть - там.
Осталось придумать, какое место и время выбрать, какое окружение подойдёт для скорейшего начинания необходимых заданий, какое тело для решения всех этих застоявшихся и задвинутых в дальний угол вопросов... для общения с тем ужасным и прекрасным миром. Для творения в том сложном и увлекательном плане бытия, слишком долго и беспомощно завязшем в неестественности.
Тонкое белое пятно под каменным сводом поднялось с охапки распрямляющихся тёмных стеблей. Едва видное чёрное встряхнулось рядом с ним. В прохладный тёмный воздух робко втекали первые капли полуденного жара. Чёрное и белое двинулись к свету, лимонными тёплыми бликами манящему.
"Хорошо, пусть будет так. Ты вернёшься. В твоих силах сделать тот мир похожим на этот... и ещё лучше этого. Ишь как ушки навострил, сложно поверить? А уж я знаю, что говорю, - улыбнулась она одними глазами, и синее сияние их пригасло, спрятавшись в свете солнца. - Чтобы выполнить одну из поставленных задач, ты не будешь помнить ничего, что было до твоего воплощения... Наставлений давать не буду, вся информация доступна. Ты совершенен".
И чёрное пропало, радостно махнув длинным хвостом и поведя блестящими усами. Белое со вздохом погладило свесившуюся ветвь и вырастило в том мире перед лицом юного Хранителя, вылезшего из скорлупы, синий цветок.
Всё начиналось снова.

Хаур


salutic

Интересно, но пока не очень понятно ::)

Rik


Интересно, но пока не очень понятно ::)

Дальше ещё будет фрагмент, когда файл найду с ним. Малость прояснится.

salutic

Здорово:) ждем:)

nkb

Такие... крупные мазки, намеченные контуры... Что дальше?

Rik


Такие... крупные мазки, намеченные контуры... Что дальше?

Дальше в 2010 году был по случайности форматнут хард и я сейчас ищу тетради, где были эти куски истории.

пушистая

Какой дивный зверь! Жду продолжения.  :)

Фелина

Мне тоже очень понравилось и хочется дальнейших подробностей. Удачи в поисках тетрадей:)

Rik

Хранителями не становятся. Их выращивают. Как плоды отборных сортовых деревьев, которые уж и сами не помнят, какими их предки были изначально, до вмешательства разумных существ.
Хранители - не личности, но дополнение своих "касро". Хранители не забывают, не протестуют, не имеют сомнений, они действуют своевременно, рационально и правильно. Хранители не должны допускать ситуаций, когда "касро" будет вынуждено спасать их. Иначе это не Хранители. И ещё уйма правил... Хаур помнил их все, но эти не любил больше остальных.

Упиваясь восторгом быстрого и абсолютно контролируемого движения, радуясь ощущению мощи собственного тела, Хранитель мчался всё выше по скалам. Ловкие прыжки несли его всё ближе и ближе к недавно проснувшемуся голубому светилу, которое уже расстилало по индиговому своду лазурные переливы, расцвечивало свежие просторы нового утра. Ветер в диковатой игре трепал длинную шерсть, холодил активно работающие ноздри несущейся к свету пары существ. "Касро" стучало раздвоенными копытами выше: Хауру сегодня не удавалось нагнать охраняемое существо, но Хранитель радовался его успехам в освоении мира и возможностей организма. Тонкие струйки каменной пыли ещё стекали вниз, где-то на тёмном склоне по телу горы с глухим рыком скатывались булыжники, а на вершине, на почти плоском узком карнизе замерли, вытянувшись к светилу, два лохматых зверя. Мощно дыша, они впитывали ещё не тёплые первые лучи блестящими тёмными глазами, пили колючий и чистый ветер, встряхивались от радости и ощущения себя живыми. Пока полускрытые туманом, холмы и водоёмы знакомой долины расстилались внизу, поблёскивали мосты и строения,  - с высоты и глазами горных рогачей было видно далеко. Растения и мелкая живность - всё понемногу просыпалось по мере движения света в долине, ночные же существа уже скрылись.
-   Хаур. Кажется, это и есть счастье, - раздалось в мыслях, голосом «касро».

В следующий миг Хранитель понял, что может общаться с душой мира. В его сознании возник образ стройной белокожей девы с пушистым ореолом лёгких волос и светящимися синими очами. Она спокойно глядела на него. И радостно возвращалась память его собственной души.
«Ты говорила, что отправишь меня в прежний мир, где я жил псом!» - весело подумал перерождавшийся бессчётное количество раз. Собеседница кивнула.
«А этот мир не похож на тот! Мне удалось вспомнить», - но Хаур не закончил фразы: вдруг понял, что действительность как бы многослойна. Но осознание это не укладывалось в его представления о мире, и он отложил рассмотрение странных сведений.
Ещё одно моргание больших тёмно-зелёных глаз лохматого рогача - и вот он уже ощущает объятие тонких белых рук вместо шевелящего шерсть ветра. Недоумённо оглядывается - и всё возвращается.

Но немного не так, как прежде. Он не в силах шевельнуться или ощутить свой организм, находится где-то среди тёмных холодных камней, видно только по левую сторону тела, и большую часть поля зрения закрывает частично принявшее исходный облик «касро». А возле самого глаза, повыше, к уху, пылает восстанавливающая Искра в ладони охраняемого существа.
- Не двигайся, - грозно (как обычно в минуты гнева или страха) шипит «касро», выливая без остановки собственную энергию через Искру. - Они охотились на меня.
«А мы одинаково выглядели совсем недавно и структуры энергии у нас очень похожи уже», - понимает Хаур и сознание его начинает угасать.
- Всё будет хорошо, мне удалось собрать всё… - успокаивает то ли Хранителя, то ли себя существо, самоотверженно орудующее Искрой. Пальцы и губы дрожат, уже ощутимо побелели и критическая отметка, должно быть, близка, но тот, кого только что собрали почти из кусков, ничего не может сделать с этим пока.

salutic


Вверх