26 Сентябрь 2018, 07:51:51

Новости:

Мы переехали и обновились:) это должно улучить работу форума, но аватарки придется перезагрузить:) извините за неудобство ^_^


Проходимцы. Боги. Чудовища

Автор tryxter, 09 Сентябрь 2014, 13:45:04

« предыдущая тема - следующая тема »

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Вниз

tryxter

Это не специально, честно :) Просто так получилось.
Вообще в этом цикле (Третий мир) тексты планировались по сезонам. "Журавли летят на север" - лето-осень, "Проходимцы" - зима-весна...
"А фантазия у меня богатая и местами нездоровая!" (с) Павел Марушкин

tryxter

Совсем-совсем скоро...
***

Когда дядя Валера увидел Лизу, то просто скривился от злости. «Ее зачем приволокли?!» - набросился он на людей, которые их привезли и высадили около большого каменного дома. Девушка, сбившая Эн-Ди, спрыгнула на землю и, подойдя к дяде Валере, что-то негромко ему сказала. «Плевать! - сквозь сжатые зубы ответил он. - Останется здесь».
Потом он ушел, а Лизу отвели в комнату, где не было ничего, кроме двух столов, сидений к ним и шкафов, набитых толстыми книгами. Они закрывались на замок, как и все ящики здесь, а найти ключи девочка не смогла. Выйти из комнаты тоже не получилось. Едва она выглянула в коридор, как высоченный дядька со злым лицом зашипел, точно удав, и с силой втолкнул ее обратно. Лиза чуть не упала от неожиданности и почти заплакала от огорчения, когда услышала, как щелкнул замок. Ее заперли.
Девочка сбросила уличную одежду, легла на живот и стала смотреть в щелку между полом и дверью. Сперва ей виделся только ровный свет, а потом его заслонили чьи-то ноги. Лиза насчитала пять человек. Немного погодя к ним присоединился шестой. Девочка поднялась, отряхнула коленки, без особой надежды подергала ручку. Если бы только здесь была чудесная зверушка…
Окна ее комнаты выходили на другую сторону. Лиза не видела, как клетка с пронырой, проломив стекло, упала в реку и сразу пошла ко дну.
Эн-Ди оставалось только порадоваться, что проточная вода не пугает ее так, как иную нечисть. Ей повезло: ударившись о глыбу льда, клетка погнулась, некоторые прутья скривились и сквозь них вполне можно было пролезть.
Проныра протиснулась на волю. Там, где серебро касалось тела, мгновенно вздулись ожоги. Ледяная вода затекала в уши. Эн-Ди быстро свернула их трубочкой, расправила плавательную перепонку. Нечисть быстро уставала. Движение в воде почти не отнимало сил - Арно в свое время об этом позаботился, а вот серебряная нить, пропущенная через губы, мешала невероятно.
Подкидыш продержал в плену Эн-Ди почти сутки, и все время нечисть не имела возможности подкрепиться как физически, так и духовно. В какой-то миг вообще почудилось, что всплыть не удастся, и вода, холодная, темная, поглотит ее, растворит… Эн-Ди исчезнет, вынырнув мириадами брызг.
И в тот момент, когда проныра уже приготовилась сдаться, опустив лапки, пойти ко дну, она вдруг ощутила мощный прилив сил: сердце забилось чаще, разгоняя по жилам кровь, нахлынула радость, а огромное всепоглощающее желание жить лавиной смело дурные мысли.
Эн-Ди, вытянувшись в струнку, рванулась вверх, легко проходя сквозь толщу воды. Она выбралась на лед, обламывая хрупкую корку по краям. Вода кругом казалась черной, масляно отсвечивала под фонарями у набережной.
Нечисть встряхнулась, сложила перепонку, навострила уши. Проныра трусцой пробежалась по льдине почти до самого берега. Перемахнула, расправив крылья, узкую полоску воды и вскарабкалась на парапет.
Особняк подкидыша отсюда просматривался великолепно. Никем не замеченная, Эн-Ди подобралась вплотную к стене и принялась карабкаться на второй этаж. Проныра чувствовала, откуда исходят волны силы, питающей ее.
Эн-Ди добралась до окна, повисла, уцепившись за карниз. Маленькие рожки тут пригодились: нечисть боднула ими стекло и то со звоном посыпалось вниз. Эн-Ди прыгнула в пустой коридор, из множества дверей безошибочно выбрала верную.
Замки и засовы никогда не были для нечисти помехой. Она сунула коготь в замочную скважину, немного поковыряла и, торжествуя, распахнула дверь. С порога на нее смотрела изумленная Лиза.
Проныра сделала несчастные глаза и указала на свой рот. Нечисти самостоятельно не избавиться от серебряной нити…
Лиза кивнула и бросилась к одному из столов. На полпути остановилась, растерянно моргая:
- Прости… там заперто.
Эн-Ди страдальчески вскинула брови, подбежала к столу и, дернув один из ящиков, выдрала тот из гнезда. Глаза Лизы сияли восторгом. Девочка схватила ножницы, лежащие поверх бумаг, парой взмахов избавила нечисть от ненавистного серебра.
- Твой отчим настоящая скотина! - первым долгом заявила Эн-Ди.
Лиза вздохнула.
- Меня здесь заперли, - пожаловалась девочка.
- Уже нет! - оскалилась нечисть.
Лиза повеселела.
- Давай бежать? - предложила она.
- Именно! Этот гад устраивает вечеринку, обидно будет все пропустить.
- У меня голова болит…
- Еще бы! - хмыкнула Эн-Ди. - Сколько ты уже здесь? Ела? Пила? Спала?
- Нет… почти.
- В туалет ходила?
Лиза застенчиво опустила глаза.
- Дядя Леша водил. Еще он мне сок приносил и йогурт.
- Похоже, твой отчим про тебя забыл, - вынесла вердикт Эн-Ди. - Ну ничего, мы ему напомним. Вперед!
Лиза с пронырой на плече выскользнула в коридор. Эн-Ди вело чутье. Оно же помогало нечисти и ее подопечной избегать нежелательных встреч. Поэтому они не столкнулись с Янирой на лестнице, а, поднявшись этажом выше, подождали, пока девушка пройдет.
Янира могла видеть Эн-Ди. Однако, глядя на бывшую служанку Арно сейчас, проныра вовсе не была уверена, что та ее заметит. Девушка шла, низко опустив голову, и смотрела лишь на мраморные ступени. Она спускалась на первый этаж.
Подкидыш выделил ей комнату в особняке и более на глаза не попадался. Девушка оказалась предоставлена сама себе. Про жертвоприношение и массовый суицид членов секты «Пасынки Господни» в предновогоднюю ночь она узнала случайно.
Покоем и отдыхом Янира наслаждалась недолго. Сожаление о бездарном расходе времени отравляло жизнь. Она исследовала особняк, но большинство комнат оказались запертыми, а перед дверями некоторых еще и охрана стояла. Караульные настороженно поглядывали на девушку, гуляющую по коридорам, но задерживать ее не пытались. Проходимцы такой свободой не пользовались. Ее, впрочем, интересовал только один.
Она без труда выяснила, где держат Петра Гавриловича и следующим вечером сама отправилась к подкидышу разузнать о судьбе бывшего сторожа.
Ученик Арно гаденько усмехнулся:
- Как и все, пойдет в расход, - сказал он. - А тебе что за печаль?
- Поговорить хотела, - проронила девушка.
- Говори, - милостиво разрешил подкидыш.
Он взял телефон, связался с охраной и отдал соответствующие распоряжения, после чего кивнул на дверь:
- Иди.
Янира вышла, едва не столкнувшись на пороге с гладколицым мужчиной в темном балахоне и дородной брюнеткой, увешенной драгоценностями. Последняя, облаченная в зеленое платье, по ткани которого были щедро рассыпаны украшения, напомнила Янире елку, поставленную в холле и принаряженную. Она окинула девушку презрительным взглядом и, отвернувшись, гордо прошествовала мимо.
И тут что-то подсказало Янире задержаться. Что-то сильно смахивало на простое человеческое любопытство, поддавшись которому, девушка не пожалела. Напрочь позабыв о всеведущих камерах под потолком, она прижалась ухом к замочной скважине и в скором времени знала уже достаточно о планах подкидыша на ближайшее будущее. Выведав таким образом одну тайну, Янира отправилась разбираться с другой.
…А Петр Гаврилович страдал. Воздаянием за вчерашний поход в ресторан стал целый день головной боли. Бывший сторож лежал на раскладушке в полутемной подсобке среди веников, швабр, ведер и тряпок, глотал ртом воздух и мутными глазами глядел в потолок. Его тошнило. Кругом громоздились пустые бутылки из-под портвейна - неведомые благодетели не скупились, но больше пить Петр Гаврилович просто не мог.
Когда заскрипела, приоткрываясь дверца, он даже не шевельнулся. Все казалось, стоит только двинуть головой и та расколется на тысячу крохотных кусочков.
- Я пришла спросить тебя, - раздался над ухом знакомый, но от этого не менее противный голос.
- Воды… - прохрипел страждущий.
Янира поморщилась. Других проходимцев, она знала, держали на снотворном. Здесь, судя по всему, ситуация была иной.
Она выглянула в коридор. Охранник в отутюженном пиджаке и белой рубашке вопросительно склонил голову.
- Пить хочет, - пояснила девушка.
Тот понимающе кивнул.
- Шеф велел наливать ему, как только придет в себя. На него-то сейчас ничего, кроме алкоголя, не действует. Но ты ж с ним, вроде, поговорить хотела?
- Да, - сдержано ответила Янира.
- Вот и пользуйся моментом, - ухмыльнулся парень. - А уходить будешь, не забудь плеснуть.
Нахлынувшее чувство déjà vu вмиг затопило сознание. Так уже было! Не здесь, не сейчас, не с этим человеком… Ей приходилось спаивать одного бога, чтобы он не уничтожил ее деревню.
- Мне нужна вода, - объяснила Янира.
- Туалет дальше по коридору, - махнул рукой охранник.
Про чашку девушка даже не стала спрашивать: взяла одну из пустых бутылок, сполоснула и наполнила до половины. В комнатенке царил отвратительный запах. Янира мужественно терпела. Она хотела знать.
Петр Гаврилович выпил, отдышался, утер губы рукой.
- Что? - вымученно спросил он.
Окон в подсобке не случилось. Под потолком болталась лампочка. Она слепила глаза.
- Откуда у тебя кинжал?
- Это все? - спекшиеся губы сложились в подобие улыбки.
Янира кивнула.
- С рождения у меня, - хрипло проговорил Петр Гаврилович. - Клинок, - уточнил он, немного помолчав. - Прежде он куда длиннее был… А эту рукоятку я ему уже здесь сделал.
Янира стиснула кулаки. Огляделась, ища на что бы присесть. Кроме раскладушки, занятой немытым вонючим телом бывшего бога и бывшего сторожа, ничего не находилось.
- Почему Эн-Ди тогда тебя почуяла?
Девушка не знала, о чем еще спрашивать и озвучила первый пришедший на ум вопрос.
Ее собеседник чуть повернул голову.
- По пьяни в реку свалился, - признался он. - Чуть не помер. Она поняла, что дело плохо, но я выкарабкался и снова для вас всех пропал.
- Почему?
- Почему не хотел, чтобы вы узнали?
Янира снова кивнула.
- Тебе приятно видеть меня таким? - спросил он и шумно поскреб в бороде.
Девушка помотала головой.
- Вот и мне, - он вздохнул, - неприятно.
«А как же я?! - хотелось крикнуть Янире. - Как же я?! Как же мы?!»
Девушка молчала.
- Зря ты, - первым нарушил молчание Арно, - связалась с Салехом.
- Я искала тебя. Думала, он поможет.
- Он уничтожил цветок и ту смешную тварюшку, что питалась солнечным светом. Я знал про них, но ничем не смог помочь, а подкидыш получил силу, собрал почитателей. Он не хотел искать меня. Напротив, боялся, что я найду его, чтобы отомстить. Куда уж мне? - невесело усмехнулся бывший бог.
- Я поняла. Что мне теперь делать? - спросила девушка.
Звучало жалко.
Небритый грязный человек заворочался на раскладушке.
- Не знаю, - ответил он, - но я бы отсюда бежал.
- Я помогу, - вызвалась Янира.
- Как?
Этот вопрос остался без ответа.
Она быстро покинула комнату. Оставаться здесь было невыносимо тяжело. Девушка ощущала себя совершенно опустошенной. Все бросили, предали… Впрочем, и она поступила ничуть не лучше. Сперва, однако, нужно решить, чем помочь Арно, а уж после пускаться в сожаления.
Ее смущали камеры и охрана, а еще необходимость тащить буквально на себе грузное тело «Петра Гавриловича». Делать все это незаметно, при том, что совсем скоро начнут собираться гости последней сходки сектантов.
Янира дошла до лестницы и принялась спускаться, задумчиво глядя под ноги. Ей нужна Эн-Ди! Девушка резко остановилась. Ну конечно! Арно свои способности не сохранил, но у проныры по-прежнему неплохо получалось все то, что она умела раньше. Например, дурачить людей… А если рассказы Артема правда, то и с техникой Эн-Ди справлялась неплохо.
Уговаривать нечисть не придется - она создателя любит. Нужно только вытащить Эн-Ди из лап подкидыша. И, наверное, извиниться?
Янира помчалась обратно. Она еще не сообразила, как станет выманивать ученика Арно из кабинета и освобождать проныру. В голове крутилась только одна мысль: если бы Эн-Ди была с ними на квартире бывшего сторожа, она-то уж непременно узнала бы Арно!
До кабинета подкидыша девушка добраться не успела: Лиза с пронырой, которая решив, что опасность миновала, подала девочке сигнал спускаться, налетели неожиданно. Первой опомнилась Янира. Представив, как выглядит со стороны ее нелепое стояние на ступенях, крепко ухватила Лизу за шиворот и устремилась по коридору. Девочка отбивалась слабо и, разумеется, безуспешно, а Эн-Ди, которая прикрывала ее от охранников и видеокамер, последовала за ней - что той еще оставалось?
- Я нашла его, - не поворачивая головы, сказала Янира. - Он здесь и ты поможешь мне его отсюда забрать.
Слова возмущения застряли у нечисти в горле. Она издала негромкий писк и растеряно опустилась на плечо Янире.
Девушка удовлетворенно кивнула. Лиза, заметив реакцию Эн-Ди, тоже притихла. 
Охранник без вопросов пропустил Яниру обратно. Ее спутников он не видел. В отличие от того, кто находился в комнате. Он резко сел. Пружины раскладушки протестующее заскрипели.
Арно смотрел то на Эн-Ди, то на Лизу. Взгляд у него был совершенно безумным.
- Где ты ее нашла? - сдавленно спросил он.
Янира пожала плечами.
- Неподалеку.
- Что ты тут делаешь?
Удивляя всех, обращался Арно к девочке.
- Меня привезли, - ответила Лиза. - Она, вот, поймала, - маленький пальчик уперся в грудь Яниры, - а дядьки на машине привезли. Здесь дядя Валера работает, - пояснила девочка.
- Какой дядя Валера? - не понял Арно.
- Мой отчим.
- Подкидыш? - Он зачем-то посмотрел на Эн-Ди.
Нечисть кивнула. Говорить она не могла - в горле рос колючий комок. Проныра узнала Арно. Узнала сразу. То есть, сперва узнала, а потом поняла, что он изменился.
- Не только у тебя теперь другое имя, - извиняющимся тоном произнесла Эн-Ди.
- А твоя мать? - спросил Арно ребенка.
Лиза вздохнула.
- Мама вышла замуж за дядю Валеру. - Ей казалось странным объяснять такие вещи взрослому человеку. - Поэтому он мой отчим. Зачем мы сюда пришли? - повернулась она к Янире. - Тесно, пахнет плохо…
Арно смутился, отвел взгляд.
- Ты меня совсем не помнишь, Лиза, - тихо и печально произнес он. - Неудивительно, конечно. Тебе всего четыре годика было, когда от меня ушла твоя мама.
Девочка недоверчиво смотрела на него.
- Я твой отец, - продолжал Арно. - Мама ушла потому, что я слишком мягкий человек и не мог…
- Мама говорила, что ушла потому что ты все время пил! - жестко сказала Лиза.
Янира и Эн-Ди взирали на творящееся в немом изумлении, не рискуя вмешиваться. Проныра понимала теперь, почему девочка ее замечала, понимала, откуда у той сила.
- Может быть! - вскинул голову Арно. - И что?! Лучше вам там живется?
Лиза дернула плечиком.
- Маме не очень, - нехотя призналась она.
- А тебе? - продолжал допытываться бывший бог.
- Если бы только разрешили завести собаку…
Арно не нашел, что ответить.
- Нам нужно уходить, - напомнила Янира, прерывая затянувшееся молчание.
Он встал.
- Я поеду лишь к ее матери, - твердо сказал он, глядя на Лизу.
Бывший бог потянулся к ней, желая взять ребенка за руку. Лиза отдернула ладонь.
Янира избегала встречаться с Арно взглядом. Девушка не ревновала, не имела права ни в прежнем мире, ни в этом. Он и раньше волочился за юбками, но тогда выходило иначе: Арно не запоминал их, не говорил о них так. Янира верно служила ему и не теряла надежду, что их отношения могут измениться. Сейчас девушка поняла, что сбыться этому не суждено. И, похоже, настала пора его отпустить…
- Мама не захочет тебя видеть, - насупилась Лиза.
Арно вопреки ожиданиям не рассердился. Он засмеялся и сказал:
- Позволь решать взрослым, маленькая. Может и не захочет, но ведь если не попробуешь, то и не узнаешь, верно? К тому же у любого должен быть второй шанс!
У Яниры дрогнуло сердце. Старая развалина Петр Гаврилович мало напоминал Арно, которого она знала. Но последние слова и его тон… Будто на миг перед ней предстал прежний молодой дерзкий хитроумный бог.
Искра вспыхнула и погасла. Янира тряхнула головой.
- Идем уже! Эн-Ди вас прикроет.
Проныра радостно закивала. Она подлетела поближе и робко тронула руку своего создателя.
- Можно я с вами?
Лиза, до сего момента смотревшая на Арно исподлобья, просияла.
- Можно! Конечно! Ты ведь останешься со мной? Навсегда!
Эн-Ди вопросительно вскинула брови.
Бывший бог усмехнулся, ловя ладошку дочери.
- Я разрешаю, - улыбнулся он. - Нечисть куда лучше щенка, правда?
Лиза серьезно кивнула.
Проныра отвернулась и нарочито беззаботно махнула рукой. Она знала, что Гир где-то рядом. Знала, что даже Арно не сумеет защитить ее от охотника, которого сам же и создал. Нечисть старалась не думать о Гире сейчас, выкинуть из головы все дурные мысли. Она уходила от него столько раз… А теперь ей так хорошо, что омрачать радость встречи страхами и волнениями - больно много чести для какого-то Гира!
Они без труда покинули комнату и добрались до стеклянной будки охранника у входных дверей. Здесь их ожидал неприятный сюрприз.
Девушка настолько привыкла к свободному перемещению по особняку, что даже не подумала о возможном запрете на выход за его пределы. Благодаря вмешательству проныры, никто не замечал Арно и Лизу, но на Яниру это правило не распространялось.
Охранник у турникета покинул будку, бодро направившись к девушке. В том не было нужды: вертушка надежно преграждала путь к свободе, но, видимо, человек стосковался по нарушителям и немало скучал на своем посту.
- Куда это вы собрались? - обратился он к Янире, перехватывая с пояса рацию. - Мне не велено никого выпускать.
Она криво улыбнулась. За спиной широкая мраморная лестница, застеленная алой ковровой дорожкой. По обеим сторонам длинный коридор. Не убежать, не спрятаться.
- Так даже лучше, - сказала Янира в пространство. - Мне действительно нужно задержаться.
Девушке оставалось только надеяться, что те, кому предназначались ее слова, все поняли.
"А фантазия у меня богатая и местами нездоровая!" (с) Павел Марушкин

Фэркаджамрея

Вот он хихикал, когда они его старательно искали...

salutic

Даааа.... я подозревала, что он где-то рядом, но не догадалась ::)

Фелина

А я вообще думала на охранника Алексея:)


tryxter

А вот такой нежданчик! ;)
Окончание завтра. Если интернет не подведет...(
"А фантазия у меня богатая и местами нездоровая!" (с) Павел Марушкин

Фелина

Не зря мне этот дядя понравился))
С одной стороны, даже жалко, что уже завтра.. с другой, интересно узнать, чем же кончится))

tryxter

***

В большом зале горели свечи.
Таинственно мерцали в полумраке, отраженные зеркалами. Поскрипывал столетний паркет, отреставрированный и натертый по случаю праздника. Окна прятались за тяжелыми шторами - ни привычного вида, ни уличного шума. Здесь будто создали свой собственный мирок, и творец его наслаждался плодами трудов.
Подкидыш сидел на троне. Самом настоящем золоченом троне при бархатной спинке и подлокотниках, изукрашенных резными фигурками диковинных зверей, с подножкой из красного дерева и когтистыми лапами по четырем сторонам вместо подпорок. Трон стоял на возвышении, куда кроме хозяина торжества, допущены были немногие избранные.
Крупный мускулистый негр в рубашке и брюках. Светлокожий юноша, чья измятая одежда мало соответствовала праздничному настроению собравшихся. Получеловек-полузмей держался позади прочих и бросал на подкидыша злобные взгляды. Эту разношерстную компанию окружала пятерка охранников, собранных, настороженных, не расстающихся с оружием.
Безликий Модест Арсеньевич и его подручный Евгений Маркович, низенький, страдающий отдышкой Роберт Карлович, в противоположность ему  грузный, крупный человек Матвей Иванович, супруга последнего и госпожа Нитокерти - Вера Васильевна тоже пришли сюда. Цвет секты собрался подле трона, а внизу у помоста колыхалась толпа.
Люди в черных балахонах держали свечи. Огоньки дрожали в их руках. Пришедшие на празднование конца света покачивались из стороны в сторону и негромко напевали что-то.
Это завораживало. Монотонная мелодия, удушливый аромат благовоний, полутьма бального зала, превращенного прихотью подкидыша в место собрания «Пасынков» последней ночью уходящего года.
Симон с его тягой к мистическим учениями не мог не оценить красоты замысла. Против воли он восхищался учеником Арно. Шан того от души ненавидел. Артема снедала тоска и грусть по простой и понятной жизни, из которой его так безжалостно вырвали Эн-Ди и проходимцы. Юноша клялся себе, что никогда более… И понимал, что «более никогда» не будет.
Распахнулась дверь, и в зал, сопровождаемая охранником, вошла девушка. На улицах города она не сильно выделялась бы манерой держаться и внешним видом, но здесь, среди однообразно черных балахонов, вдохновленных бледных лиц их обладателей, джинсы и блузка Яниры, ее сердитый взгляд и кривоватая усмешка привлекали внимание. Ученик Арно сделал величавый жест рукой, и охранник подтолкнул девушку к помосту.
Взошел за ней следом, несмело приблизился к хозяину, склонился, шепча тому на ухо. Глаза подкидыша сверкнули недовольством. «Как потеряли? Куда же он делся? - зашипел тот к недоумению проходимцев и удивлению свиты. «Впрочем, ладно, - смягчился подкидыш. - С пьянчужки немного толку. Можно начинать!» - кивнул он, поднимаясь с трона.
Одного движения оказалось достаточно, чтобы народ, собравшийся в зале, перестал петь. Все взгляды обратились к самому главному человеку сегодняшнего вечера. Подкидыш наслаждался минутой. Сила веры его последователей, невидимая никому иному, изливалась в воздух, потоками струилась к ученику Арно. Казалось, ее бесконечно много. Но совсем скоро, он знал, станет не в пример больше!
Подкидыш вскинул ладонь. Широкий рукав балахона съехал вниз, обнажая запястье. Дорогие часы подмигнули крохотными бриллиантиками на циферблате. 
- Без минуты полночь! - торжественно провозгласил он и сунул правую руку за пояс.
Когда он разжал пальцы, все увидели в горсти Неведомого Наставника гладкую белую капсулу.
- Вы получили точно такие же при входе сюда, - продолжал вещать он. - Теперь, когда часы пробьют двенадцать и истечет срок, отмеренный этому миру, жаждущие спасения должна принять лекарство от бед, обретая жизнь вечную, лишенную горестей, исполненную блаженства. Я отправлюсь с вами и открою вам путь!
В полнейшей тишине он выждал пару секунд, затем поднес ладонь ко рту и проглотил капсулу. Его примеру последовали не все. Подкидыш не идеализировал людей и прекрасно знал цену верности. Для сомневающихся, также для последователей, в последний миг решивших сменить веру, у него было припасено иное средство. Охране он платил не зря и немало. Пока отказавшиеся принять лекарство смущенно тискали капсулы и обменивались неуверенными взглядами, охранники открыли огонь.   
Яд действовал быстро, но пули быстрее, и уже через несколько минут бальный зал старинного особняка в центре города напоминал поле боя. Вповалку лежали люди: застреленные и умершие от удушья. Пока убитые падали, роняя свечи, и те гасли, ударившись об пол, подручные ученика Арно зажигали электрический свет.
В живых остались только они, подкидыш, проходимцы и шестеро охранников, по знаку своего хозяина хладнокровно расстрелявших народ.
Модест Арсеньевич передернул плечами. С его лица не сходила брезгливая гримаса. 
- Все, пора сворачиваться.
- Не так быстро, - живо повернулся к нему подкидыш. - Твои люди точно тут прибрали?
- Безусловно. Документы ликвидированы, счета не отследить…
- Замечательно! - Ученик Арно хлопнул в ладоши, поднимаясь. - В таком случае вы мне больше не нужны.
Модест Арсеньевич открыл, было, рот, намереваясь что-то сказать, но охрана действовала слаженно и против безоружных людей имела несомненное преимущество. Паркет, залитый кровью, гармонировал с алым бархатом, драпирующим стены.
Проходимцы в оцепенении наблюдали. Отстраненно, точно случилось это не с ними. Никому и в голову не пришло вмешаться. Артем зажал ладонями уши. Симон отвернулся. Шан с презрением смотрел на подкидыша. Лицо Яниры сохраняло безразличное выражение. Когда выстрелы зазвучали впервые, проходимцы еще не успели испугаться. Во второй раз они уже не боялись.
Подкидыш широко улыбнулся. Охранник, пришедший последним и приведший Яниру, зачем-то доложился: «Все сделано».
- Ну что ж, теперь ваша очередь, - обратился ученик Арно к своим гостям. - Для вас у меня приготовлено нечто особенное.
- Что? - подала голос Янира.
От девушки не укрылось то, как на нее смотрят остальные. Но сейчас Яниру это не волновало.
- Скоро узнаешь. - Подкидыш сделал таинственное лицо.
- Прежний покровитель не сильно в тебе заинтересован? - не удержался от выпада Шан.
Девушка пожала плечами. Не объяснять же ему в самом деле!
Сопровождаемые учеником Арно и его охраной проходимцы покинули бальный зал. Янира шла позади прочих и старалась не смотреть на тела. Она боялась, что заметит среди мертвых Романа. А еще больше страшилась увидеть его друга.
В углу имелась небольшая дверка, выводящая к гардеробной. Если первый стараниями подкидыша превратился в кладбище, то последняя напоминала пыточную или место съемки второсортного ужастика с непременной расчлениловкой: деревянные кресла и на них бурые пятна давно засохшей крови, острые крючья, железные скобы, огромный стол, перетянутый жесткими ремнями. На нем стоял поднос с блестящими хирургическими инструментами, а под ним лежал пластиковый дипломат. Вешалки и шкафы сгрудились у дальней стены. Отсутствие окон и лестница вниз у двери гардеробной наводили на мысли о подвале.
Судя по виду охранников, для них нахождение здесь тоже оказалось в новинку. Отчитывавшийся перед подкидышем сделал пару неуверенных шагов. Ребята по сторонам от него обменивались ошалелыми взглядами.
- Мы как бы это…  - только и сумел произнести он.
Ученик Арно отвечал мягкой улыбкой.
- Знаю, на такое вы не подписывались. И не надо. От вас требуется немногое: просто привяжите здесь моих гостей и можете быть свободными.
Охранники по-прежнему неуверенно переглядывались.
Их хозяин громко вздохнул, зашел в комнату, взял дипломат, положил на стол и щелкнул замками. Такое количество денег легко успокоило совесть и затмило сознание. Ребята сделали все, что от них требовалось.
Проходимцы не сопротивлялись - под угрозой пистолетов и при численном перевесе врагов на геройство не тянуло. Яниру, Артема, Симона и Шана усадили в деревянные кресла, пристегнули наручниками.
Подкидыш удовлетворенно кивнул, царским жестом указал на деньги:
- Забирайте, ваше.
У начальника охраны он взял пистолет. Подождал, пока тот, сграбастав дипломат, выйдет из комнаты, пока следом потянутся его люди, после чего вскинул оружие и несколько раз выстрелил в дверной проем.
Не все прошло гладко. Ему пришлось иметь дело с тренированными людьми, а не с рядовыми членами секты. Двое успели обернуться и выстрелить в ответ. Тело подкидыша приняло пули, а черный балахон украсился парой новых дырок. Ученик Арно хладнокровно добил сопротивлявшихся, выбросил пистолет в коридор и захлопнул дверь.
- Что ж… - Он повернулся к пленникам. - Забавно, что именно тебя заинтересовала ваша судьба, - обратился подкидыш к Янире. - Из этих больше всего шансов догадаться.
- Еще почему? - спросила девушка, предчувствуя неладное.
Точнее дурные предчувствия терзали ее давно: одно лишь нахождение в такой комнате не добавляло оптимизма. Слова врага натолкнули на мысли об Арно, а для Яниры все, что касалось ее бога, заканчивалось одинаково плохо. Девушка не ошиблась.
- Помнишь, как он поступил со своим братом? - поинтересовался хозяин особоняка.
- Ты ведь не собираешься содрать с нас кожу?! - вскинулся Артем. Рассказы Эн-Ди крепко засели в его памяти, за что юноша, конечно, не спешил высказывать нечисти благодарность.
- Именно так я и намерен поступить, - отозвался ученик Арно, отворачиваясь от Яниры и подходя к нему. Печаль в голосе подкидыша звучала издевкой. 
- Почему бы тебе, мил человек, нас просто не пристрелить? - Семен Исаевич как и прежде искал варианты побега, старался тянуть время. Как и прежде, получалось плохо.
Подкидыш покачал головой.
- Это хорошо работает, когда речь идет о массовых жертвах, но тут товар штучный, долгоиграющий. Я пущу вас на лоскутки, заберу с собой в качестве сувениров. Каждый фрагмент ваших шкурок будет питать меня силой и дарить приятные воспоминания. Ну, с кого начнем? - весело спросил он.
- С меня! - вызвалась Янира.
Шан удивленно взглянул на девушку. Такого от «подстилки Арно» он не ждал.
- Слово дамы - закон, - развел руками подкидыш.
Он подобрал со стола скальпель и неспешно подошел к креслу, где сидела прикованная девушка.
Первым сюрпризом стало звякнувшее об пол железо.
Вторым клинок, несущийся к его горлу.
В четвертый и последний раз за сегодняшнюю ночь на паркет старинного особняка пролилась кровь. Ученик Арно захрипел, упал к ногам Яниры, дернулся и затих. В полном молчании девушка встала, отерла клинок о его балахон и вновь спрятала у сердца.
- Ты слишком мало платил своим людям, - негромко сказала она, склонившись над трупом. - Может быть поэтому они и забыли меня обыскать.
- Просто он был чересчур самоуверен и очень болтлив, - хмыкнул Шан. - Теперь, если не сложно, освободи нас.
- Женщина спасает мир! Невероятно… - пробормотал Симон.
Янира улыбнулась.
- Всего лишь делаю то, что обычно - подбираю за моим господином. Бывшим господином, - исправилась она.
Охотничий кинжал, в который превратился клинок Арно, легко резал железо. Девушка не утруждала себя поисками ключей от наручников. Освободив проходимцев, она направилась к выходу. Остальные потянулись следом.
На улице тоже стреляли.
Били в темное небо яркие струи китайской пиротехники, рассыпались фонтанами света и гасли, падая на снег. Сияли фонари, и толпы людей гуляли по центральному проспекту, смеялись, пили шампанское, жгли бенгальские свечи. Некоторые были в карнавальных костюмах, и на их фоне истинный облик Шана никого не удивлял. Электрические гирлянды перемигивались с фасадов домов. Вдалеке сияла разноцветными огнями огромная пушистая елка.
Симон весьма своевременно прихватил с собой набитый деньгами дипломат - найти водителя, который в новогоднюю ночь согласился бы везти их на окраину города оказалось ох как непросто. С этой задачей проходимцы справились, потратив наследство подкидыша почти целиком. Они успешно добрались до квартиры бывшего сторожа, и здесь их снова поджидала потеря.
Уходя, Янира не заперла дверь. Жмурик, давно наловчившийся выбираться из клетки, не мог упустить шанс исследовать неведомые земли за пределами крысиной ойкумены. Он спустился по лестнице и выскочил на улицу. Его окоченевшую тушку обнаружил Шан. Нашел по запаху в сугробе, раскопал. Ни горячая вода из-под крана, не теплое местечко у батареи не сумели вернуть крысу к жизни. Жмурик лежал, твердый как полено, с побелевшим носом, оскаленной пастью и скрюченными лапками. Его положили в обувную коробку и отнесли на пустырь. Бультерьер Яшка сопровождал погребальную процессию тоскливым воем.
Они вернулись уже утром, уставшие и продрогшие. Праздник отгремел, лишь кое-где еще слышались одиночные взрывы петард. Но стихали и они - самые отчаянные гуляки постепенно разбредались по домам.
Проходимцы отправились спать.
Освободившийся диван занял Симон и, вольготно раскинувшись, тотчас огласил комнату мощным заливистым храпом. Шум этот разогнал даже клопов, и они, попрятавшись, не досаждали более новому хозяину.
Артем долго ворочался и не мог уснуть. И чем больше он думал о завтрашнем дне, когда  придется возвращаться к Марьяне в тесную хрущевку, искать новую работу, налаживать старый быт, тем яснее понимал: этого никогда не случится. Пусть он слишком обычен для той жизни, которую выбрали колдун и змееногий, однако на некоторые перемены Артема все же хватит. Юноша не мог пока решить на какие именно. Но ведь мир кончается не завтра! Долго еще не наступит этот, как его, Последний день... И все же кое у кого времени не так много. Артем вдруг осознал, что хочет проведать маму.
Шана вопросы будущего, обозримого и не очень, беспокоили мало. Храп Симона ему мешал, но не долго: сын Арно изловчился набросить подушку на лицо негру и, вздохнув с облегчением, спокойно заснул под приглушенные звуки, доносящиеся с дивана.
Янира уже видела сны, когда писк пришедшей смс-ки на время вернул ее к действительности. Девушка приоткрыла один глаз, дотянулась до мобильника и прочитала послание. Денис поздравлял с прошедшим праздником и просил о встрече в новом году. Янира улыбнулась и, свернувшись клубком под одеялом, вновь задремала.
А за окном шел снег и засыпал город.

Всех с наступающим Новым Годом и Рождеством!
"А фантазия у меня богатая и местами нездоровая!" (с) Павел Марушкин

Фэркаджамрея

А менты их не выследят? о_____0

Фелина

Спасибо:)

salutic

Спасибо, это было захватывающе ::)

sotori

Невероятно....
С огромным удовольствием дочитала. Замечательный подарок на Новый год!

Но вопросов осталось больше, чем ответов. Почему Арно потерял силу, что с его дочерью? Как дела у Эн-Ди и Гира? Стойкое ощущение, что это да-алеко не конец. А только затравка чего-то большего.

tryxter, спасибо за несколько чудесных часов с Вашим миром! С Новым годом!
У мечты есть мерзкая привычка - сбываться!

Вверх