21 Июнь 2018, 07:14:58

Новости:

Таинственный коридор может привести вас куда угодно.
Соблюдайте осторожность - войдя в коридор, вы оказываетесь за пределами Отеля.


Путешествие Элизабеты

Автор tryxter, 13 Январь 2015, 16:42:36

« предыдущая тема - следующая тема »

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Вниз

Фелина

А дальше?:)

Мариетта

Какие знакомые божества...:)

tryxter

Когда я это писала, как раз это смотрела))) Но никто еще не догадался. Даже на Студии))
"А фантазия у меня богатая и местами нездоровая!" (с) Павел Марушкин

Мариетта

Гы... Странные :)))

tryxter

Ну... Мне нужны были имена для богов в чем-то, написанном развлечения ради, и я подумала, что такой прикол вполне подходит. ;)
И звучат аутентичненько))))
"А фантазия у меня богатая и местами нездоровая!" (с) Павел Марушкин

Мариетта

Я про тех, кто не узнал, а не про имена:) Имена очень в тему мира:))

tryxter

Спасибо! :) Всегда если что-то смотришь или что-то читаешь, по-любому на творчество влияет: хоть сам пишешь, хоть дэнж водишь))))
"А фантазия у меня богатая и местами нездоровая!" (с) Павел Марушкин

salutic

Очень интересно:)) а я тоже не узнала, это откуда?  ::)

tryxter

"День выборов")))
"А фантазия у меня богатая и местами нездоровая!" (с) Павел Марушкин

salutic

О. Я не смотрела ::)

tryxter

Дорога к дому

- Хочешь, я отведу тебя туда? - предложила госпожа мышь. - Знание об этом месте передается в нашем роду от матери к дочери.
Элизабета кивнула.
- Очень хочу! - заверила она хвостатую собеседницу.
Госпожа мышь подобрала оброненный колосок.
- Пойдем, - сказала она девочке. - Нам нужно вернуться в Дикий-Дикий лес.
Элизабета вздохнула, предчувствуя долгую дорогу.
Госпожа мышь знала путь. Она уверенно вела девочку вперед, и странствие в ее компании показалось Элизабете короче и приятнее, чем собственные скитания от дома до золотой долины.
Они вернулись к Белой скале, и госпожа мышь, чтобы не лезть на вершину, показала девочке обходной путь. На переход высокой гряды они потратили день и заночевали уже по ту сторону гор.
В деревню философских камней тоже решили не заглядывать -- отправились напрямик к темнеющим вдали деревьям Дикого-Дикого леса.
По дороге госпожа мышь добывала для девочки еду: собирала ягоды, грибы, орехи, выкапывала съедобные коренья. Элизабета пыталась возражать против такой помощи, старалась объяснить спутнице, что вполне способна сама о себе позаботиться, но госпожа мышь не слушала, и в конце-концов девочка махнула рукой.
У наследницы избранного создателем рода и впрямь отказались недюжинные способности к собирательству. Элизабете нипочем не удалось бы столь легко и быстро добывать еду.
Ночами они грелись у огня, по очереди подкармливая его сухими ветками. Днем госпожа мышь, внимательно приглядываясь, чутко прислушиваясь и усиленно принюхиваясь ко всему вокруг, вела девочку в сторону элизабетиного дома.
Когда Элизабета поняла это, сразу сообщила о догадке своей спутнице.
Та и усом не шевельнула.
- По-твоему, я виновата, что твои родители решили поселиться неподалеку от священного места? Кто знает, может, поэтому вещи в вашем доме столь непокорные...
Элизабета не спорила. Они прошли совсем близко от жилища ее семьи -- девочка видела островерхую крышу в кружеве листвы. На поляну, откуда Элизабета начала путь, странницы не вышли. Вместо этого госпожа мышь свернула резко на запад и повела девочку вглубь Дикого-Дикого леса.
И тут Элизабета поняла все.
- Мы идем к Могучему дубу? - спросила она спутницу. - Он очень древний, и ты говорила про мертвую землю... Я думала, это от того, что старик забрал себе все солнце и никому не позволял расти в своей тени.
Госпожа мышь внимательно посмотрела на девочку.
- Да, мы туда идем, - подтвердила она. - Могучий дуб действительно стар, но во времена мой прародительницы его еще никто не знал.
Могучий дуб

Он ждал на прежнем месте, как ждал все те годы, сколько Элизабета себя помнила. Годков немного, не сравнить и примерно со временем, проведенным Могучим дубом на этой земле.
«Интересно, - подумала девочка, - он и в молодости был таким угрюмым? И была ли у него молодость?»
Элизабета и госпожа мышь ступили в круг мертвой земли и подошли к дереву.
- Вот тут, - сказала хвостатая провожатая девочки. - На этом самом месте прежде находилась расселина.
- Теперь ее нет... - растерянно пробормотала Элизабета.
- Даже если бы сохранилась, ты не смогла бы туда пролезть, - заверила ее госпожа мышь. - Ну, долг мой отдан, я отправляюсь домой.
Девочка кивнула, проводила удаляющуюся серую фигурку долгим взглядом. Затем посмотрела на дерево.
Элизабета обошла кругом Могучего дуба, столь огромного, что обхватить его могли бы десять таких как она, взявшись за руки. Затем подошла ближе, приложила пальцы к шероховатой коре. Та казалась теплой.
- Чего нужно? - проскрипел дуб.
- Ты ведь вырос из того желудя, что обронила прародительница мышей, когда искала для Пха источник жизни? - спросила девочка.
- Да. Это все? - Дерево угрожающе склонило к ней ветви.
- Нет, - храбро отвечала путешественница. - Скажи, что питает твои корни? Не тот ли самый источник, крохи живительной влаги?
Могучий дуб встряхнулся. Вороны, облюбовавшие его макушку, с сердитыми криками умчались в небо.
- Какое твое дело? - презрительно прошуршала листва. - Я не стану отвечать.
- Позволь мне с ним поговорить, - услышала Элизабета голос топора-разбойника. - Я ведь тоже должен тебе услугу.
Девочка вынула его из рюкзака, положила на землю у корней.
- Ну? Отвечай!
Топор умел угрожать. Нелегкая жизнь научила его этому, и по тону дуб понял, что лучше подчиниться.
- Там ничего не осталось. Я забрал последнее, когда тянулся ввысь.
- А новый мир? Тот, что видела прародительница? - спросила девочка.
- Туда ушел Пха, - вздохнуло дерево. - Он использовал крупицу силы, чтобы создать из расселины проход для себя и сына. Но прохода больше нет! - поспешно заявил дуб, приметив блеск в глазах Элизабеты.
- Постучи по дереву, - предложил топор. - Чую, он с гнильцой. У меня нюх на такие вещи.
Девочка послушалась совета. Удар получился гулкий и звонкий.
- Ствол внутри полый, - заметил бывший разбойник. - И довольно крупный. Ты легко сумеешь там пролезть.
- Я не... - Дерево аж задохнулось от возмущения. - Я не позволю через себя лезть!
- А куда ты денешься? - спокойно сказал топор. - Захватил чужое место, терпи теперь. Да и ты, в общем, не особо нам нужен. Корни наверняка укрепили землю, раздвинули края расселины. Внутри ты пустой, а значит и твой пень послужит Элизабете прекрасным лазом на ту сторону.
- Нет уж, - угрюмо проворчал дуб. - Так и быть, пропущу ее.
- А я останусь здесь, - обратился к девочке топор. - Прослежу, чтобы он обратно тебя выпустил.
Могучий дуб распахнул пошире рот. Оттуда пахнуло теплом и гнилью.
- Спасибо тебе, - сказала Элизабета бывшему разбойнику.
Он ничего не ответил.
Крепче прижимая к себе рюкзак, путешественница прыгнула в зияющий провал.
Шагнув за богом

В том мире, где оказалась Элизабета, властвовала осень.
Девочка ухнула в кучу ржаво-красных кленовых листьев, холодных и мокрых. Она лежала и смотрела в небо. Подернутую дымкой сапфировую синеву разрезал птичий клин.
Ей было холодно, но пар от дыхания не вырывался облачком изо рта. Элизабета попробовала встать, но не сумела пошевелить ни рукой, ни ногой. Страх сдавил горло. Наверное, сломала себе что-нибудь... Девочка смутно помнила длинный темный тоннель, запах плесени и тепло поднимающихся по нему испарений. Падала долго. Пробовала считать, но на второй сотне сбилась.
Элизабета не могла даже голову повернуть. К прежнему страху добавился новый; а слышит ли она вообще?
Всю жизнь Элизабету окружали обычные вещи. Они принимали или не принимали роли, навязанные людьми, дружили, ссорились, занимались своими делами... Но главное -- они разговаривали!
Теперь же девочку плотным коконом окружала тишина.
«Я вижу! Я вижу!» - билась в голове единственная отчаянная мысль.
Хотя бы это чувство она не утратила...
Звук появился позже. Элизабета услышала вдалеке голоса. Если бы она могла, выдохнула бы от облегчения. Но грудь сдавило так, словно на ней лежал обломок скалы.
Удар, выбивший из нее дыхание, лишил девочку и голоса. Она хотела кричать, призывая на помощь, но даже в этой малости путешественнице было отказано.
Элизабете оставалось лишь лежать неподвижно и считать чужие шаги. К тому месту, куда она упала, приближались двое.
Первый шел размеренно, никуда не спешил. Шаги второго, частые, дробные, точно кто-то бежал вприпрыжку.
Эти шаги замерли подле нее. Если бы Элизабета могла повернуть голову, увидела бы, кто к ней пришел.
- Папа, смотри, кукла! - раздался звонкий детский голос возле самого ее уха.
Элизабета почувствовала, что поднимается в воздух. От резкого движения к горлу подступила тошнота. Ее тискали цепкие пальцы, бесцеремонно поворачивали из стороны в сторону, нещадно трясли.
Ребенка Элизабета теперь видела. Мальчишка, не старше ее самой, но гигантский! Одет в синюю дутую куртку и вязаную шапку с помпоном. Он поднес ставшую крохотной девочку к лицу и внимательно ее разглядывал.
Когда подошел его отец, мальчик протянул тому находку.
Светлые волосы обрамляли полноватое лицо. Глаза в цвет осеннего неба смотрели с прищуром.
Элизабета вспомнила своего отца, и сердце сжалось от тоски. Зачем, зачем только она отправилась в это место, где вещи не умеют говорить?! Зачем вообще стала его искать?
Взрослый человек изучал ее долго и пристально. Держал аккуратно, не сводя пальцы, головой вверх, куда бережнее, чем ребенок. Глаза глубокие... Элизабета сказала бы... древние.
- Ясно, - наконец изрек он.
Свободной рукой огладил ухоженную русую бороду, осторожно убрал найденыша в карман куртки.
Тут сильно пахло трубочным табаком и валялось множество хлебных крошек.
- Пойдем домой, - услышала Элизабета его приглушенный тканью голос. - В парке холодает. Да и стемнеет скоро.
Дома ее поставили на каминную полку. Разожгли огонь в очаге, но тот только трещал поленьями и не разговаривал с девочкой.
Элизабете оставалось лишь стоять неподвижно и неотрывно смотреть на крохотную (даже по нынешним ее меркам) бутылочку, в которой поблескивала и искрилась серебристо-синяя капля.
О том, что перед ней последний дар источника жизни, Элизабета догадалась сразу.

Да так бы и осталась она навечно куклой в странном мире наизнанку, если бы не одно событие...
Но это тоже совсем другая история!
"А фантазия у меня богатая и местами нездоровая!" (с) Павел Марушкин

tryxter

Собственно, почему имя такое...

http://zaycev.net/pages/11842/1184231.shtml
"А фантазия у меня богатая и местами нездоровая!" (с) Павел Марушкин

Фелина

Спасибо, очень понравилось. Почему-то так и думала, что этим все закончится)) А продолжение уже написано?
Песня красивая.

tryxter

Да, продолжение есть. Но оно мне меньше нравится... Как и многие другие "продолжения" :)
"А фантазия у меня богатая и местами нездоровая!" (с) Павел Марушкин

Фэркаджамрея

Чё-то злорадствую :D Искала же мир, где не разговаривают - и нашла ::)

Вверх