23 Ноябрь 2017, 19:20:41

Новости:

Таинственный коридор может привести вас куда угодно.
Соблюдайте осторожность - войдя в коридор, вы оказываетесь за пределами Отеля.


Бар

Автор Фея Отеля, 21 Июнь 2015, 11:27:18

« предыдущая тема - следующая тема »

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Вниз

Фея Отеля

Небольшой, на несколько столиков, бар, отделанный темным деревом. Стойка с тремя высокими стульями перед ней. Над стойкой горит направленный вниз свет, сзади таинственно мерцают разноцветные бутылки.

Во всем остальном помещении царит полумрак, который рассеивают лишь несколько настенных ламп в виде подсвечников со свечами.

Окон нет, но в некоторых местах темные стены украшены узорчатыми стеклянными панелями, напоминающими зимние узоры на стеклах.

Сразу за барной стойкой - лестница, в несколько поворотов уводящая на второй этаж. Перила лестницы украшены небольшими хрустальными фигурками птиц, таинственно поблескивающими в тусклом свете.
Обращайтесь, пожалуйста, с любыми вопросами.
Фея

Генрих

Никто не видел и не слышал, как Генрих прошел по коридору и вошел в бар. А если бы кто и увидел - мог бы и не признать... Генрих был совершенно сед и совершенно пьян. В одной руке он держал наполовину пустую бутылку рома.

Закрыв за собой дверь, Генрих прислонился к ней с внутренней стороны и устало закрыл глаза...

Эмрис

...а открыв их, увидел Эмриса, сидящего на деревянной лестнице. Сегодня он был не в парадных одеяниях, хотя и с прохожими на улицах вряд ли бы слился - белые кожаные штаны, напоминающие бриджи для верховой езды, высокие сапоги на шнуровке, бело-серо-черный полосатый свитер и рассыпавшиеся по плечам снежно-белые волосы. Эмрис уселся прямо на степеньки, рядом с правым бедром стоял высокий бокал с чем-то прозрачным.

Увидев друга, Эмрис лишь вопросительно приподнял правую бровь.

Генрих

- А! - Генрих махнул рукой, в которой все еще оставалась бутылка, - Ну извини. Все как-то... вышло из под контроля... тебе долить?

Теперь, в отсутствие даже потенциальных свидетелей, Генрих уже не так уверенно держался на ногах, но нужную бутылку - сухой мартини - снял с полки безошибочно, даже не глядя.

Подошел, устроился на несколько ступеней ниже, облокотился спиной о перила и сделал глоток из своей бутылки - мартини он поставил на верхнюю ступеньку, за спиной Эмриса.

- И эти еще... - добавил Генрих задумчиво.

Эмрис

Эмрис на мгновение закрыл глаза, как будто к чему-то прислушиваясь. На мгновение по его губам скользнула тень улыбки. Затем он слегка кивнул.

- Готово, - сказал он.

Генрих

Генрих сделал еще глоток.

- Ну допустим, - в конце концов сказал он вместо благодарности, - А эти де...

И осекся, увидев мрачнеющее на глазах лицо Эмриса. Вдоль переносицы проступили тонкие линии шрамов.

- Ладно, о детях я позабочусь, но ты хоть расскажи что-нибудь, я же могу только увидеть, что они не люди...

Эмрис

Вместо ответа Эмрис поднял свой бокал и перевернул его прямо в воздух. Но жидкость, вместо того, чтобы вылиться на пол, растеклась чуть ниже, как по прозрачному стеклу,и образовала большую ровную лужу, на глазах замерзающую в лед.

Бокал Эмрис аккуратно поставил на место, и одновременно "лужа" повернулась вертикально, оказавшись вполне сносным ледяным зеркалом. Впрочем, зеркалом оно было недолго, очень быстро оно заполнилось каким-то туманом, а затем в нем появилось изображение...

...комната в небольшом и, похоже, деревенском доме. Ставни закрыты, так что большая часть комнаты погружена в темноту. На столе стоит что-то вроде керосиновой лампы, а за столом - маленькая девочка с розовыми волосами. Женщина - очень красивая, но совершенно обычная, - кормит девочку с ложечки.
- Кушай, Виолочка. Знаю, что поздно, но надо поесть.
- Подем гулять?
- Да, Виолочка, пойдем гулять...

Генрих

- Так вот как ее зовут на самом деле, не Ёла...

Генрих, не отрываясь, наблюдал за экраном. Выражение лица женщины ему совершенно не понравилось.

Эмрис

Действие на экране тем временем продолжалось.

... как только девочка доела, мама протянула ей стакан с водой.
- Выпей.
- Не хочу, - Виола повернулась слезть со скамейки, но женщина удержала ее.
- Выпей, пожалуйста.

Вздохнув, девочка взяла стакан и начала торопливо пить. Но постепенно она пила все медленнее и медленнее, а на последнем глотке и вовсе заснула. Стакан выпал у нее из рук, но женщина не стала его поднимать. Вместо этого она надела просторный темный плащ с капюшоном, взяла спящую дочку на руки и накрыла ее плащом.

Так, с дочкой на руках, женщина и выскользнула за дверь. Картинка потемнело...


Генрих оставил бутылку и подпер второй рукой внезапно ставшую тяжелой голову.

...некоторое время экран оставался темным, но затем в нем появился огонек. Женщина раздувала костер, сложенный по способу охотников - чтобы горел долго, но не слишком сильно. Рядом спала Виола, завернутая в плащ. Вокруг стеной стояли деревья.

Закончив с костром, женщина опустилась на колени и посмотрела в лес.

- Я не знаю, где тебя искать, - сказала она, обращаясь к лесной чаще, - Ты бываешь здесь, я знаю, здесь мы встретились с тобой первый раз. Я ни о чем не жалею, но если ты слышишь меня, спаси свое дитя! Я не сумела. Просто спаси ее!..


Генрих взглянул на Эмриса. Тот глазами показал на экран.

...некоторое время женщина, кажется, ждала ответа. Но лес продолжал жить своей жизнью, что-то шуршало в кустах, ветер шевелил макушки деревьев, где-то далеко пели ночные птицы. И тогда женщина начала молиться. Кажется, теперь она взывала по очереди ко всем известным ей богам, и каждого просила спасти ребенка...

Генрих не знал имен тех богов, к которым обращалась женщина. Кроме одного... зато теперь ему стало понятно, почему вмешался Эмрис.

...женщина подождала еще некоторое время, а затем поцеловала дочь, встала и медленно, словно через силу, отправилась обратно. Спящая девочка осталась у костра...

Эмрис

...экран снова потемнел, а затем показал дом снаружи. Начинало светать, и чем светлее становилось, тем больше людей собиралось вокруг дома. Лица их были угрюмыми.

Люди тихо переговаривались между собой. В конце концов из толпы вышел один и подошел к двери.

- Эй, ведьма, ты же знаешь, что мы тут! Отдай нам проклятого ребенка - и мы тебя не тронем.

- Нет, - послышался спокойный голос из-за двери, - Уходите и не шумите, дочка спит.

- Не уйдем, пока не отдашь ребенка. Она приносит несчастье - отдай, пока не погиб весь урожай!

- Она тут не при чем. В ней нет дурного.

- Да сжечь обеих - и дело с концом, - зашумели в толпе...


Эмрис резко взмахнул рукой - и зеркало упало на пол, осколки разлетелись в стороны и начали быстро таять.

Генрих

Генрих вскинулся, повернулся к Эмрису... но спрашивать не стал. Ответ на незаданный вопрос был известен.

- А кто настоящий отец? - спросил он, - Девочка и в самом деле приносит несчастье?

Эмрис покачал головой.
- Не человек, - сказал он, - Точно сложно сказать. Проклятия нет, она не опасна.

Генрих откинулся на перила и закрыл на глаза. Не глядя, протянул руку, взял бутылку и отпил.

- А вторая? - в конце концов спросил он. Оттягивать не было никакого смысла.

Эмрис

- За нее не беспокойся, она может о себе позаботиться.

Ответ Генриха до конца не убедил. Эмрис, конечно, всегда знает, о чем говорит, но...

- А почему она тогда здесь? - спросил он.

- Ты бы не смог помочь.

Веселее не становилось.

- Она хорошая девочка, - неожиданно мягко добавил Эмрис, - Чем-то похожа на тебя.

Комплимент был весьма сомнительным, но все же дышать Генриху стало легче.

Мурзилка

Предмет их обсуждения неожиданно выполз откуда-то из-под стойки.

- Так неправильно, - заявила девочка и решительно вытащила уже почти пустую бутылку из руки Генриха, - Не надо!

С этими словами она вылила остатки рома на пол и вышла в коридор, помахивая пустой бутылкой.

Генрих удивленно смотрел ей вслед, но останавливать не стал, да и не успел бы, малышка и правда была очень шустрой.

Эмрис

Эмрис рассеянно шевельнул пальцами. Лужицы с пола исчезли, а перед Генрихом появилась новая бутылка.

- Думаешь, стоит? - хмыкнул Генрих.

Эмрис едва заметно пожал плечами. Улыбнулся краешками губ и растаял в воздухе.

Генрих

- Понятно, - вздохнул Генрих, сунул бутылку на полку и вышел.

Вверх