26 Сентябрь 2018, 07:24:41

Новости:

Если Вы впервые в Отеле "Среди миров", пожалуйста, загляните на Ресепшн, тема "Добро пожаловать в Отель"


Истории о Франческе

Автор salutic, 24 Февраль 2013, 22:57:12

« предыдущая тема - следующая тема »

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Вниз

salutic

24 Февраль 2013, 22:57:12 Последнее редактирование: 25 Февраль 2013, 00:13:55 от salutic
Когда-нибудь у меня обязательно будет такая кукла, и даже не одна, а несколько - в разных ипостасях. И тем не менее, суть у героини единая...

Итак, начиналось все со сказочек про девочку-привидение.


Первая сказка про девочку-привидение

Франческа - девочка-привидение. Тонкие руки, грустные глаза, полупрозрачный силуэт из тающего тумана, волосы падают на лицо и колышатся на ветру.
В одной руке - потрепаный веер, в другой - белый детский мячик.
Девочка чертит во дворе классики и прыгает на одной ножке по нарисованным квадратикам, путаясь в своем длинном плаще, похожем на саван. Мяч и веер она прижимает к груди, но иногда не удерживает.
Мяч падает на асфальт с неожиданно громким стуком, тяжело подскакивает пару раз и застывает.
Франческа опускается рядом, закрывает лицо руками и плачет... или смеется... не разберешь.

Потом тихо, только дрожит туман и что-то насвистывает ветер. Чьи-то осторожные шаги.
Франческа поднимается, подбирает мяч, пальцы сжимают веер так, что он едва не ломается.
На лице - уже улыбка, глаза чуть-чуть темнеют, теперь аккуратный реверанс, спрятать мяч за спиной, развернуть веер, полускрыв лицо.

Тихий легкий смех, искорки в глазах, веер похож на порхающую птицу, походка чуть-чуть над полом...

И никаких воспоминаний. Только в правом кармане прячется маленький кусочек белого мела.

Вторая сказка про девочку-привидение («Какая глупая ночь - и вовсе не стоит твоих слез…»)

Ночью девочка-привидение сидит на подоконнике у открытого окна. На коленях - кукла с длинными каштановыми волосами, в комнате темно, за окном - свет фонаря золотит листву тополей и кленов.
Раньше Франческа зажигала по ночам свечи, а теперь просто слушает сказки, которые ветер рассказывает деревьям, и заплетает куклины волосы в тонкие косички. Кукла смотрит стеклянными глазами в окно и молчит, как будто думая о чем-то своем.

Когда из глубины дома раздается шорох, Франческа замирает и настроженно прислушивается, прижимая куклу к себе. Смешно, но она боится темноты и шагов за дверью больше, чем высоты открытого окна.

Луна отражается в хрустальном шаре, стоящем на старом буфете. Если долго смотреть в глубину шара, можно увидеть будущее. Только Франческа никогда не вглядывается. Это дом привидений, в нем нет никого живого, и шорохи ничего не значат - дверь всегда остается закрытой. Усадив куклу на подоконник рядом с собой, Франческа обнимает руками колени. И опять застывает, слушая ночь...

Розовый рассветный луч застает девочку-привидение еще у окна. И туман, из которого состоит ее лицо, густеет в уголках глаз, превращаясь в капли утренней росы.

Третья сказка про девочку-приведение («Им просто нравилась эта мелодия, и они пели вместе со мной…»)

Я вплету в прическу листву пылающих кленов,
Я улыбку прикрою веером - ты не спросишь.
Протяну тебе руку - губами коснуться - словно
От меня нельзя удержаться - такая осень...


Солнечным осенним днем Франческа гуляет по городу. Звонко стучит каблучками на улицах (если не забывает идти по асфальту), прогуливается по парапетам набережных, кружится вместе с падающими листьями, запрокидывает голову в небо и смеется... Покупает эскимо, стеклянных кошек, заглядывает в магазины.
На выходе из книжного с ней заговаривает обаятельный мужчина с бледным шрамом на скуле. У мужчины абсолютно испорченный характер, но он невероятно! потрясающе! красив, и Франческа улыбается, и вкладывает в протянутую к ней руку красный кленовый лист, и легко вскакивает в закрывающиеся двери троллейбуса.

Франческа влюблена. Веер в ее руке слегка вздрагивает, когда она думает о мальчике-привидении. "Он тонок первой тонкостью ветвей, Его глаза прекрасно-бесполезны"... Он бледен и гибок, у него нежная линия подбородка, быстрая походка и аристократические жесты, он заправляет отросшие волосы за уши и улыбается так, что подгибаются коленки. Как и положено привидению, он появляется так неожиданно и бесшумно, что можно испугаться.
Франческа только смеется. Смеется и ловит его взгляд, но это бессмысленно, у привидений глаза - как зеркало, и можно увидеть только отражение своей улыбки. У самой Франчески взгляд точь-в-точь такой же и иногда она думает, что лишь заглянув в чьи-то живые глаза, она наконец почувствует, как бьется сердце...

Мальчик-привидение берет Франческу за руку, и они гуляют вместе по разноцветным аллеям.
Я оставлю их на мосту, где легкий ветерок будет ерошить волосы, как тысячу лет назад...


пушистая

Скажу еще раз. Как красиво!

salutic

Спасибо!-)

salutic

Вот еще одна небольшая история о Франческе, на сей раз именно о той Франческе, которая сейчас гостит в Отеле.

Небольшое пояснение. "Эта" Франческа - мой персонаж в компьютерной игре "Властелин Колец онлайн", эльфийка с седыми волосами и зелеными глазами, игровой класс - хранитель мудрости, ремесленный класс - историк, официальный Летописец, а впоследствии - Глава небольшой гильдии игроков под названием "Безмятежность". К сожалению, гильдия после моего ухода из игры попала в плохие руки, но ТО время я вспоминаю с нежностью... особенно учитывая, что многие бывшие офицеры "Безмятежности" до сих пор остаются близкими мне и мужу людьми... да что там говорить, мой тогда еще будущий муж в то время был моим неофициальным заместителем, а также изобретателем, вдохновителем и реализатором многих и многих идей ::) Да и чудесный человек, сделавший для нас этот сайт и разместивший его "у себя", тоже из этой же теплой компании (вы его не знаете, но про него даже есть отдельная сказка:))

Образ и имя Франчески навеяны сказками из первого сообщения этой темы, а эта история была придумана как обоснование "неподходящего" для эльфа имени (игра была, да и сейчас есть, с ролевым уклоном, поэтому этот момент имел некоторое значение). Соответственно, в рассказе упоминаются некоторые игровые реалии, близкие игрокам, но не обязательно понятные нормальным людям.

Могу скромно прибавить, что к моему огромному удивлению, эта история заняла первое место на конкурсе на лучшую квенту игрового персонажа, проведенном администрацией игры, и мне за это даже дали вполне настоящий приз. Но я по-прежнему не вижу в этой сказке ничего такого особенного... для других людей. Скорее, даже массу недостатков с литературной точки зрения:)

И все же...
____________________________________

Франческа шла по пыльной дороге, жалея о том, что не взяла с собой фляги побольше - сок кончился уже пару часов назад, а ближайший торговец был, конечно, не в днях ходьбы (все же это не совсем дикая местность), но в паре часов точно.
Солнце, между тем, было как раз в зените. Плетущийся рядом Хомячок (Хомячком ласково звали медвежонка, пока он был маленьким, а потом имя как-то прижилось) неодобрительно поглядывал на глупую хозяйку, которую опять куда-то несет в самое жаркое время суток. Сам бы он, конечно, предпочел поваляться на травке у ручья, половить рыбку и полакомиться свежей клубникой… Кстати, клубника как раз росла неподалеку - и Хомячок решительно свернул с дороги на лесную лужайку, откуда так заманчиво пахло нагревшимися на солнце спелыми ягодами.
- Стой, Хомячок, ты куда? - попыталась было возмутиться Франческа, но уж если Хомячок чего решил - останавливать его было бесполезно не только хозяйке, но и возмутившимся таким наглым вторжением кабанам. Пока Франческа догоняла своего спутника, тот уже разделался с вепрями и теперь с довольным рычанием слизывал клубнику с кустика.
"Ну что ж, нет худа без добра, две вполне приличных шкурки," - подумала Франческа, осмотрев добычу. Шкуры кабанов, обработанные лесорубами, были пригодны для изготовления легких и средних доспехов, которыми пользовалось большинство жителей Средиземья. Вскоре кожи были готовы к транспортировке, но к тому времени своенравный Хомячок уже принялся за осуществление своих следующих желаний. Он присмотрел себе отличное дерево у ручья, напился из бившего у корней ключа и блаженно развалился у мощного ствола.
Было так жарко, что и Франческа решила последовать его примеру, рассудив, что она никуда не опаздывает, а полдень лучше все-таки переждать в тени. Она умылась, сделала несколько глотков ключевой воды и растянулась на траве рядом с Хомячком, положив под голову дорожную сумку, чтобы было удобнее смотреть на дорогу. Впрочем, смотрела она недолго - дрема сморила эльфийку гораздо раньше, чем на горизонте показался первый путник.

Франческе снилось детство. Видимо, шелест ветвей над головой напомнил ей родное Лихолесье. Снились поляны, пиршества короля лесных эльфов, снились темные тропы и окрестные луга. На одном из лугов были развалины, где однажды разбойники чуть не убили мать Франчески. Спаслась она самым удивительным образом - о засаде ее предупредило привидение, обитавшее в развалинах. В благодарность за избавление эльфийка решила помочь призраку обрести покой, но привидение не согласилось на это, сославшись на какую-то миссию, которую можно будет выполнить только через десятки лет. Впрочем, в знак благодарности призрак попросила эльфийку назвать будущую дочь в ее честь. Так Франческа и получила свое имя, такое нетипичное для эльфов.
Родители подозревали, что что-то еще досталось Франческе от привидения, кроме имени. Во-первых, ее волосы были не темными, как у родителей, а серебристыми. А во-вторых, девочка росла подозрительно тихой и задумчивой, предпочитая проводить время в библиотеке, а не в играх и танцах у костра, как все остальные эльфы Лихолесья. Потом она полюбила одинокие прогулки по лесу, а когда узнала историю своего имени - конечно же, отыскала те самые руины. Призрак все еще обитал там, и в ожидании времени исполнения своей миссии время от времени с удовольствием беседовал с крестницей. Так Франческа узнала много нового о разных землях и народах. И чем больше она узнавала, тем очевиднее было для нее, что оставаться в Лихолесье бессмысленно.
Так что в один прекрасный день Франческа покинула владения лесного короля, отправившись в путешествие, чтобы стать настоящим хранителем мудрости и историком… Много дорог было исхожено с тех пор в поисках утраченных знаний и старинных записей. Но все дороги должны где-то кончаться, и, в конце концов, Франческа поселилась в Шире, где самая плодородная земля и яркие цветы.
Местные домики чуть низковаты, но уютны, а жители приветливы и всегда рады поговорить. Но время от времени истина звала ее - и тогда Франческа отправлялась в путешествия. Сейчас она пыталась найти одну редкую книгу, следы которой терялись где-то в разбойничьих лагерях вокруг города Бри.


И тут Франческа проснулась. Разбудил ее, конечно же, неугомонный Хомячок.
Отдохнув в тени, он отправился купаться и ловить рыбу, а искупавшись, вылез на берег и…  отряхнулся. Так что пробуждение эльфийки естественным образом совместилось с холодным душем. Впрочем, оно и к лучшему - солнце было еще высоко, но жара уже спала, и можно было продолжать путешествие.
И вот она снова отправилась в путь, эльфийка с Хомячком, историк и летописец. Думаю, вы еще встретитесь с ней на просторах Средиземья…

salutic

Пожалуй, выложу немного продолжения, хоть оно и слишком тесно связано с игрой, чтобы кому-то понравиться:)) но все же пусть будет и тут...

Все имена и события достоверны или считаются таковыми, потому что так записано в летописях "Безмятежности". Большинство деталей обусловлены особенностями игровой механики и/или персонажей соответствующих игроков
.

Часть первая. Приключения в руинах или Немного о технике безопасности.

Если в разных там руинах
Ищешь сундуки и вазы -
Должен обладать помимо
Многих знаний - зорким глазом!
Острым слухом, чутким нюхом
И дубинкой посерьезней!
А не то схлопочешь в ухо -
И привет - считайте звезды…


Сумерки наступили незаметно - над лугом поплыл сладкий аромат вечерних цветов, небо потемнело, и руины на холме приобрели еще более зловещий вид. Хомячок недовольно заворчал - ему не нравились запахи, от которых хочется чихать, и еще меньше нравилась непонятная решимость хозяйки, уже третий раз объясняющей, что надо подождать здесь, пока она заберется вооон на ту башенку.

Дневное время и в самом деле несколько безопаснее для посещения подобных развалин, где часто водятся гоблины, но намерения Франчески объяснялись весьма просто - некоторое время назад она нашла упоминания о старинной  надписи лунными рунами, которая нанесена на арку одного из окон упомянутой башенки. А так как надпись могла указать на местонахождение одного до сих пор не найденного хранилища древних свитков… словом, удержаться Франческа не могла, да и не пыталась.

И вот эльфийка уже поднимается на разрушенную стену, а с нее перебирается на башню. Когда-то ровная кладка за прошедшие годы покрылась трещинами и неровностями, за которые можно уцепиться, а кое-где камни вообще выпали, давая возможность поставить ногу. Едва ли кто-то, кроме эльфа, смог бы подняться по такой стене, но эльф-историк способен и не на такие подвиги ради сокровенных знаний!

Однако, то ли Франческа переоценила свои силы, то ли ей просто сегодня не везло… уже достаточно близко к окнам она застряла и никак не могла найти возможность продвинуться дальше. Вдобавок ко всему, погода начала портиться, ветер становился достаточно сильным, а облака то и дело закрывали луну. Франческа начала было подумывать об отступлении, но внезапно поняла, что и не подумала, как будет спускаться.

Ветер между тем становился все сильнее, гуляя между остатками зубцов на крыше башенки и жутковато завывая в окнах. С крыши сдуло какой-то предмет непонятных очертаний. То ли это была тряпка, то ли какая-то одежда, то ли вовсе мусор, но оно пронеслось так близко от Франчески, что та невольно отпрянула, опасно потеряв контакт со стеной. Найти прежнее относительно устойчивое положение эльфийка почему-то не смогла и, поняв, что долго так не продержится, сделала единственное, что ей пришло в голову - спрыгнула на остатки примыкающей к башне стены.

Приземлилась она совершенно бесшумно, что дало ей небольшую передышку до того, как ее заметили бы три гоблина, стоящие у небольшого костерка на внутренней площадке («Хитрые! Снаружи ничего не видно!» - подумала Франческа) и о чем-то переговаривавшиеся визгливыми голосами.

Надо было выбираться. Франческа осмотрелась вокруг и поняла, что шансов у нее на самом деле немного. Обойти гоблинов нереально, они практически перекрывают единственный проход. Обездвижить она сможет лишь одного, а оставшиеся двое выглядят слишком крупными, чтобы в иных обстоятельствах эльфийка рискнула связываться с ними без Хомячка. Но Хомячок остался внизу и в любом случае не смог бы влезть на стену.

Ну что ж - тянуть смысла не имело, гоблины по ночам не спят. И Франческа приступила к делу, достав из кармана любимый блокнот, и начертив посохом усиливающий знак над головой.
«Свет моей мудрости проникает в самые отдаленные уголки мира…» - сегодня эти строчки казались какими-то неискренними, но сработали, как всегда, безукоризненно -ближайший гоблин застыл в изумлении… жаль, что ненадолго. Второй набросился на Франческу, но той пока удавалось от него отбиваться левой рукой, правая в это время делала усыпляющие пассы. Прием вроде бы тоже удался, гоблин-копьеметатель застыл у остатков полуразрушенной дверной арки. За аркой Франческе почудилось какое-то движение, вроде бы даже звон оружия, но присматривать было некогда - первый гоблин «ожил» и с рычанием бросился на эльфийку.

Гоблины атаковали вдвоем, мешая накладывать знаки. Пока что удавалось отбиваться, но вот-вот должен был проснуться третий и похоже было, что первые двое не дадут повторить трюк с усыплением.

Франческа отчаянно завертела головой, ища пути к отступлению, но их не было.  Разве что звон оружия стал более четким и приближался, но приближался явно медленнее, чем нужно. «Можно подать сигнал!» - пришло в голову эльфийке, и, застыв на мгновение, она выбросила руку вверх, посылая в ночное небо фейервек.

Умертвий такой фейерверк ненадолго оглушает, но против гоблинов никакой силы у него нет… и в завершающей стадии приема, один из противников достал эльфийку дубинкой, так что вспышка фейерверка совпала со вспышкой в голове у Франчески…

Rik

А бывалым онлайн-игрокам это весьма понятно и близко. Тем более в художественной форме. Вышло славно. Ещё!

salutic

Спасибо:)) я старалась ::)
Вторая часть - немного "проходная", но необходима по сюжету, ибо это истории не только о Франческе ::)
Знаю, что написано несколько... схематично, так и задумывалось - когда имеешь дело с летописями, приходится предпринимать некоторые меры предосторожности ::)


Часть вторая. Там, за звездами или Осторожно, романтиканервных просим удалиться»)

Ты был еще то робким, то лукавым,
А я не признавала полумер.
И в волосы мои вплетались травы…
Ресницы вскинуты, и сердце бьется - вверх!



Очнулась Франческа от ощущения чего-то обжигающего, и даже не сразу смогла определить, где именно жжет. Постепенно зрение сфокусировалось (свет горевшего где-то рядом костра давал возможность осмотреться), а неприятное ощущение локализовалось в районе горла - эльфийка с удивлением обнаружила, что она пьет какую-то довольно мерзкого вкуса настойку.

Настойка оказалась налита в стеклянный флакон, а флакон держала чья-то рука, обтянутая перчаткой из тонкой кожи. Франческа пошевелила головой, поморщившись от боли в затылке (где, кажется, вскочила здоровенная шишка), и посмотрела выше…

Посмотрела выше и на мгновение перестала дышать, встретив такой же внимательный, устремленный на нее взгляд… Как будто все восходы и все закаты, и пение птиц, и весенний ветерок, и журчание ручьев были в этом взгляде.

Франческа почувствовала, что заливается краской и немедленно вскочила на ноги. Это не слишком помогло, и, пытаясь скрыть смущение, она начала тщательно отряхивать крупинки дорожной пыли с рукавов своей любимой красной курточки.

Красноречивая благодарственная речь никак не приходила в голову, и поэтому пришлось ограничиться простым «спасибо», которое все равно прозвучало не слишком любезно.

- Да не за что, - усмехнулся незнакомец, - кстати, здесь есть более удобный подъем - пойдем, я покажу.

И он протянул ей руку. Франческа засмеялась (в те моменты, когда она не падает с башен, эльфийке совершенно ни к чему посторонняя помощь, чтобы удержаться на ногах), но все же оперлась на предложенную руку, решив, что проигнорировать этот элегантный жест будет невежливо.

Подъем действительно оказался более удобным, что и доказал Хомячок, уставший ждать и отыскавший дорогу самостоятельно. Увидев хозяйку не в одиночестве, он насторожился и издал угрожающее рычание. Франческу почему-то это ужасно развеселило, но не настолько, чтобы она тут же не остановила потенциальный конфликт.
Как ни странно, короткой фразы «спокойно, свои» на этот раз хватило, и Хомячок послушно (если не считать совсем тихого ворчания) пошел за хозяйкой, все еще опиравшейся на руку нового знакомого.

Тропу, соединяющую руины с подножием холма, они уже прошли, и теперь просто брели куда-то без определенной цели, молча и в какой-то нерешительности. Время от времени кто-то из них останавливался, смотрел на другого, словно собираясь начать разговор, но не произносил ни слова, только снова прибавлял шагу.
Так они дошли до озера, где и остановились - дорога как-то неожиданно пропала, перейдя в небольшой пляж с мелким белым песком. Короткая летняя ночь заканчивалась - было уже достаточно светло, чтобы рассмотреть друг друга.

Франческа второй раз решилась посмотреть в глаза своему спутнику… и снова его взгляд заслонил для нее ведь мир, вобрав в себя все рассветы, и все закаты, и пение птиц…
На этот раз ей уже потребовалась помощь, чтобы удержаться на ногах.

Несколько месяцев они почти не расставались. Вместе лазили по развалинам и изучали древности, вместе отбивались от не в меру общительных гоблинов и орков, вместе ловили рыбу и катались на лошадях, а по вечерам сидели у костра, прислонившись к теплому боку Хомячка. Он вплетал ей в косы полевые цветы, она кормила его земляникой с ладоней, и солнце всходило и заходило только для них двоих.

Потом он уехал. Франческа так и не поняла, она ли сделала что-то неправильно, или так  должно было быть с самого начала, или, может быть, всему причиной пакет с бумагами, который привез запыленный гонец на неприметной серенькой лошадке.
Осталась книжная закладка, сделанная из тонкой металлической пластины с гравировкой, и записка неровным торопливым почерком.
Франческа даже почти не плакала, вот только рассветы и закаты, и пение птиц, и весенний ветерок, и журчание ручьев…
А скоро, впрочем, плакать стало уже и некогда.

salutic

Перечитав историю, я обнаружила, что дальше есть еще несколько частей, посвященных в основном не Франческе, а другим героям... Ну и парочка отдельных историй более-менее о Франческе. Может быть, стоит опубликовать здесь только их? Но для примера я все же выложу здесь продолжение предыдущей истории. Наверное, и так очевидно, но я все же поясю, что сюжет обыгрывает игровые классы, ремесленные профессии, записи о родственных связях (в игре есть и такое!-) и некоторые наиболее яркие привычки соответствующих персонажей. Владельцам персонажей, во всяком случае, в свое время понравилось:)


Часть третья. Юные годы Барабора или История одного платья.
Тащит щепки со двора,
Мастерит из них игрушки,
Хулиганит до утра,
Прячет книжки под подушкой,
То подружится с орлом,
С рысью прыгает по горкам,
То рыдает под столом…
Брось рыдать - пойдем на орка!

Много лет прошло с тех пор -
Все такой же… (Ба-ра-бор)


Сказать, что у Барабора было необычное детство - это ничего не сказать. Домик в Шире - не худшее место для маленького эльфа, но уже с пеленок Барабору приходилось время от времени путешествовать, и иногда довольно далеко.

Лучшей нянькой для Бара был Хомячок, по всей видимости, принимавший его за медвежонка. Хомячок везде сопровождал и охранял малыша, а если вдруг питомец начинал пищать - нянь со всех лап мчался за помощью к хозяйке, иногда бережно притаскивая детеныша. Каким-то образом Хомячок догадался, что таких странных медвежат носят не за шкирку, а аккуратно ухватив зубами куртку и придерживая ношу снизу лапой.

Неудивительно, что со зверями и птицами Барабор научился общаться чуть ли не раньше, чем с людьми и хоббитами, а первый посох он вырезал (ну, будем честными - слегка обстругал и наметил кривоватый узор) в таком возрасте, когда большинство эльфов еще и ножа-то ни разу в руках не держало. Хомячок возил его на спине, а котенок рыси бегал за Баром по пятам и играл с кисточками на его сапогах.

Явно не в маму, Барабор рос сильным и ловким. К тому же он был приветлив и отзывчив, и скоро приловчился помогать соседям-хоббитам. Особенно часто его можно было заметить у столярного стола, где он каждую свободную минуту что-то мастерил. А вскоре Бар начал самостоятельно изучать окрестные леса, сопровождаемый лишь своим рысенком, уже превратившимся в молодую сильную рысь.

Сердце Хомячка разрывалось, но в конце концов он понял, что медвежонок вырос, и уже не пытался всюду охранять его, как раньше.

Однажды в Шир чудом занесло бродячий театр. Единственное представление состоялось в Дождливой балке, прямо рядом с Веселой улицей. Маленький Барабор наблюдал за представлением,  затаив дыхание. Из всех героев спектакля больше всего ему понравилась ведьма в широкополой шляпе-колпаке. Ведьма курила трубку, летала на метле и командовала всеми остальными персонажами.

Примчавшись домой после представления, Бар тут же залез в сундук с одеждой и после долгих поисков вытащил оттуда единственное платье Франчески, завалявшееся там с незапямятных времен и, кажется, даже ни разу не одетое.

Платье было ему, конечно, велико, поэтому пришлось подпоясаться ярким красным шарфом и закатать рукава, но так костюм выглядел еще более по-ведьмовски. Подходящий колпак нашелся на шкафу, он был обязательной частью традиционного наряда хранителей мудрости. Теперь оставалось только подвести брови куском угля - и образ завершен…

В итоге, ведьма из маленького эльфа получилась весьма примечательная - вернувшаяся с улицы Франческа не сразу узнала собственного сына, а когда узнала - смеялась так, что долго не могла остановиться. А вот Хомячка перевоплощение позабавило меньше - запахи платья и угля ему сразу не понравились.

К вечеру Барабор уже сочинил собственную пьесу, правда, мало кто мог уловить ее смысл, но драматическая декламация и живописный костюм юного актера обеспечили ему бурные рукоплескания соседей.

Огорчало Франческу только одно - ее умный и очаровательный сын не только бывал иногда слишком эмоциональным и ранимым, но и быстро открыл, что этим можно пользоваться. Зная, что соседи его балуют, он мог часами рыдать на улице, пока жалостливые хоббиты не набьют ему карманы конфетами. Причем конфеты-то он и не ел - практически в тот же день раздавал их окрестным хоббитятам, прибавляя к подаркам еще и игрушки собственного изготовления.

Хорошо, что вскоре у Барабора появился другой способ самовыражения - он выучил несколько боевых знаков, но главное - научился приемам охоты с рысью. Теперь из своих прогулок он приносил не только ветки и красивые куски дерева, но и тушки эндорвалов, а иногда даже волков. За волков Франческа ругалась - мысль о том, что ее совсем еще маленький сын может нарваться на волчью стаю, приводила ее в ужас. Но ничего не помогало - в свободный час Барабор все равно ходил на охоту, с каждым разом уходя все глубже и глубже в лес.

salutic

Следующая часть объясняет, почему один из сыновей эльфийки Франчески - гном ;D

Часть четвертая. Неожиданная встреча или Как эльф и гном становятся братьями.

Бывает, что гном забредает на юг,
К холмам и озерам…
Но если в беду попадает мой друг -
Мы встретимся скоро.

Друзья уже близко, и легок их шаг,
Да будет надежда!
И там, где вчера еще было не так,
Теперь - Безмятежность.


Однажды Барабор не вернулся домой к обеду. Франческа, устроившаяся у прудика во дворе с блокнотом и кучкой истертых табличек, поглядывала и поглядывала на дорогу, но сына все не было. В конце концов, она отнесла таблички в дом, свистнула Хомячка и направилась к лесу.
- Ищи Барабора, - скомандовала Франческа - и Хомячок послушно опустил нос.

До опушки они дошли, встретив по пути только хоббитят, играющих в прятки, и Бара они не видели.
Войдя в лес, Франческа остановилась и прислушалась, но расслышала только обычные лесные звуки. Ни непривычной тишины, ни звуков сражения - тихая лесная жизнь. Оставалось положиться на собственное сердце и нюх Хомячка.

Франческа бесшумно двигалась по лесу, сосредоточенно прислушиваясь к шорохам и усилием воли отогнав ненужные сейчас мысли и волнения.
Она не была сильна в охоте (поиски редких свитков совсем не похожи на выслеживание зверей), но в этот раз что-то внутри подсказывало ей, куда идти. Оставалось только надеяться на верность этих подсказок.

Легкий звук шагов Франческа услышала раньше, чем увидела идущего навстречу сына, сопровождаемого своей рысью по кличке Печенюшка.
- Мама, прости, что опоздал, - сказал он, - тут такое… нужна твоя помощь.
Франческа встревожено оглядела Барабора - тот выглядел слегка помятым и не слишком чистым, но видимых повреждений не было.
- Со мной все в порядке, пойдем к озеру.

Не дожидаясь ответа, Бар развернулся и побежал - легко, как умеют только эльфы.
Франческе ничего не оставалось, как двинуться за ним.

Сын привел ее к озеру, и тогда эльфийка поняла, почему он так задержался. На берегу явно что-то произошло, но чтобы разобраться, что именно - надо было быть опытным следопытом. Франческа такой не была, но часто встречалась со следопытами в своих путешествиях, и кое-что запомнила из услышанных рассказов.
С одной стороны озеро заросло камышами, с другой - берег был каменистым, и именно на этой стороне любили посидеть на камушках с удочкой окрестные дети (взрослые - со знанием дела предпочитали удить рыбу с лодки у камышей).

На востоке озера удобных для сидения валунов было особенно много, и именно там, у самой воды, кто-то разбил маленький лагерь на одного.
Лагерь был довольно странным - вещи свалены грудой, котелок вместе с открытой походной сумкой, а огниво небрежно прикрыто одинокой перчаткой с обрезанными пальцами. В опасной близости к вещам был сложен небольшой очаг из камней. Огонь давно уже прогорел, а камни местами были сильно сдвинуты. Франческа потрогала ладонью золу - едва теплая, значит, утром здесь еще был костер. На камнях лежала сломанная удочка, в трещинах на сломе застряли пучки шерсти. Эльфийка присмотрелась…
- Волчья, - мрачно сказал Барабор.

Ясно, что значительная часть беспорядка в лагере возникла по ходу сражения, но исход его оставался неясным - не было ни следов крови, ни вообще четких следов. Франческа решила попытаться восстановить события - встала на камень, с которого, наверное, ловил рыбу хозяин лагеря… Посмотрела по сторонам и попыталась выстроить линию, передвигаясь по которой можно было так разбросать вещи и камни.
- Пойдем, - решительно сказала она.

И они пошли. Естественно, от озера обратно к лесу, но была ли это именно та часть леса, которая нужна… ответ скоро был получен.

Навстречу им медленно двигалось что-то непонятное. Франческа и Барабор присмотрелись… потом переглянулись с одинаковым выражением недоумения на лицах. Сомнений не было: это был гном или кто-то очень похожий на гнома, с трудом тащивщий тушу огромного волка, практически накрывавшую его с головой. Под тяжестью своей ноши гном пошатывался и явно волок ее из последних сил.

Эльфийка и ее сын снова переглянулись и направились навстречу гному.

- Помочь? - спросил вежливый Барабор.
- Не надо, - донеслось из-под туши волка.
Однако через несколько шагов стало очевидно, что надо - и Бар молча подхватил волка за задние лапы.

Донеся тушу до лагеря, все трое, не говоря ни слова, уселись на камни и посмотрели друг на друга - и Франческа удивилась так, как не удивлялась последние несколько лет.
- Да он же еще совсем ребенок, - поняла она.

У гнома была совсем еще короткая (правда, уже седая) борода, и по его лицу и фигуре можно было понять, что он гораздо моложе самого юного из гномов, которых когда-нибудь доводилось видеть Франческе, а ведь и их едва-едва выпускали за пороги пещер… есть над чем задуматься.

- А зачем вообще тащить сюда этого волка? - спросил Бар.
Гном исподлобья посмотрел на него, но потом все-таки ответил, коротко и ясно:
- Шкура.
Эта тема Барабору была уже знакома. Он живо огляделся по сторонам и изумленно спросил:
- А как ты собираешься ее обрабатывать?
Гном помрачнел еще больше.

Франческа еще раз посмотрела вокруг: перевернутый вверх дном лагерь, туша волка, сломанная удочка… Он встала и подчеркнуто церемонным тоном произнесла:
- Достопочтенный гном, после тяжелого сражения не окажете ли Вы честь отобедать с нами? Мой сын будет рад помочь Вам обработать шкуру сраженного Вами зверя.
Гном не ответил, но посмотрел так, что Барабор в один миг вскочил на ноги и предложил:
- А шкуру с волка я могу снять прямо сейчас.

К моменту окончания обеда Барабор уже несколько разговорил нового знакомого. Гнома звали Даируин. Восстановленная Франческой картина оказалась верной, волк напал на него во время утренней рыбалки. В полную силу Даируин еще явно не вошел и то, что он смог справиться с неожиданно обрушившимся на него зверем, можно было считать чудом. Поняв, что добычи ему не видать, волк бросился наутек, но ни один гном не упустит бегущего от него врага! А вот притащить тушу обратно в лагерь оказалось гораздо сложнее.
…Каким образом он оказался на берегу озера в Шире, и к тому же один, Даируин так и не признался.

К тому моменту, как с обедом и обработкой шкуры было покончено, начало темнеть.
- Мама, а Даи может остаться ночевать у нас? - спросил Бар.
Гном нахмурился.
- Ну, если бы достойный гном оказал нам такую честь… - протянула Франческа.

Словом, в итоге ряда дипломатических маневров достойный гном оказал такую честь и остался ночевать в спальне Барабора, который с удовольствием воспользовался поводом поспать в гостиной. Там можно было хоть всю ночь сидеть у камина, читать, играть с Хомячком и Печенюшкой.

Когда Франческа зашла пожелать Даируину спокойной ночи, гном, вроде бы уже задремавший, открыл глаза, серьезно посмотрел на нее и спросил:
- Ты будешь моей мамой?
- Да, с радостью, - так же серьезно ответила Франческа.

salutic

А вот и история, в которой появляется Эриф, приютивший нас всех здесь ::)

Часть пятая. Юные годы Даируина или Поиски призвания.

В Шире неспокойные времена,
Приключений хватит теперь на всех!
Мы сражаться готовы почти без сна
За покой и счастье (и за доспех).

Мы готовы другу помочь всегда
То советом, то музыкой, то едой…
Даже в неспокойные времена
Безмятежность - значит, твой друг с тобой.


Однажды Даируин шел к реке с удочкой, и вид у него был очень мрачный, несмотря на чудесный тихий вечер, обещающий отменный клев. Жизнь в Шире была временами тяжеловата для гнома - хоббиты, без умолку обсуждающие рецепты начинок для пирогов, порой безумно его раздражали. Привыкший справляться со всеми проблемами, Даи сам выучился готовить, и даже достиг в этом определенных успехов… но так и не проникся ни самим занятием, ни разговорами на кулинарную тему.

Кроме хоббитов, в округе жили несколько гномов-ремесленников, почему-то осевших в Шире. С ними беседовать было намного интереснее, зато и время для этого выдавалось нечасто.
Ну и брат, с которым всегда было, о чем поговорить. Или о чем поспорить - иногда Барабор не понимал простейших вещей, например, что самый захудалый каменный грот во дворе все равно в сто раз лучше какого-нибудь цветущего сада. Эта тема братьями обсуждалась регулярно, и с той же регулярностью радикально менялся внешний вид двора на Веселой улице. Как раз сейчас двор был сплошь усажен деревьями и цветущими кустами, а единственное свободное место - занято столом для закусок.

Словом, поводов для плохого настроения было более чем достаточно. А вскоре к ним добавился еще один - любимое место Даи оказалось занято. На большом валуне, поднимавшемся над поверхностью воды, сидел молодой хоббит в очках, сосредоточенно наблюдавший за поплавком. На полянке неподалеку была разбита небольшая палатка, теплая и уютная даже на вид - уж если хоббиты и ночевали вне дома, то всегда именно в таких.

Гном остановился в нерешительности, размышляя, имеет ли смысл искать другое место или признать рыбалку неудавшейся и отправиться просто побродить по окрестным холмам.

В это время хоббит обернулся и сощурился, присматриваясь к пришедшему.

- Доброго вечера, Мастер гном! Прощу прощения, если я занял Ваше место, - вежливо сказал он, - готов его освободить.

В подтверждение своих слов путник вытащил удочку из воды и начал собираться.

Вежливость незнакомца несколько подняла настроение Даируина и он уже более внимательно осмотрел хоббита.

Одежда его была слегка пыльной и во многих местах залатанной, а рядом с валуном лежал внушительных размеров дорожный мешок. Лицо хоббита выглядело совершенно незнакомым, правую бровь рассекал побелевший от времени шрам. В общем, рыбак был совершенно не похож на недалекого обжору.

Даируин несколько подобрел.

- И Вам доброго вечера! Не стоит беспокойства, я пройдусь вверх по реке, там есть еще одно отличное место для рыбалки.

- Это не рядом ли с заброшенной мельницей?

Даи удивленно посмотрел на хоббита - не такой уж он и новичок в здешних краях, как показалось вначале.

- Да, недалеко.

- В таком случае, Мастер гном, не советую Вам ходить туда вечером в одиночку. Без сомнения, Вы не страшитесь опасностей, но в тех местах последнее время уж очень неспокойно.

«Не страшитесь опасностей» - это было как раз про Даируина. Одного лишь намека на недостаток храбрости бывало достаточно для того, чтобы он тут же бросился в бой или в очередное рискованное приключение. На первых порах Даи частенько ходил в синяках и царапинах, но постоянные тренировки сделали свое дело - движения его стали на удивление быстрыми для гнома, а кроме того, он научился сдерживать натиск нескольких противников одновременно. Этот навык оказался незаменимым во время охотничьих вылазок с братом.

- Дело в том, - продолжил хоббит, - что в том районе объявилась стая волков, которых что-то выгнало из глубины леса. Они крупнее и наглее, чем обычные луговые волки, а вожаком стаи уже пугают детей. Стражи границы попросили меня сходить туда на разведку… только засветло я не успеваю, вот и решил расположиться здесь, подождать до завтра.

С волками у Даируина были давние счеты, так что он живо заинтересовался услышанным. Разговор оказался интересным, и вскоре новые знакомые уже болтали, как закадычные друзья. Хоббита звали Эриф, и он уже несколько лет странствовал по Ширу, выполняя поручения стражей.

За разговором Эриф разжег костер и начал чистить рыбу (в корзинке у него было с полторы дюжины плотвичек). Незаметно для себя Даи начал помогать ему, а там и вовсе взялся за сковородку…только это оказалась не сковородка, а бережно завернутая в чехол из тонкой кожи лютня (сковородка у хоббита, впрочем, тоже нашлась).

- Да ты менестрель, - изумился гном, - сыграешь что-нибудь?


Так и получилось, что пока Эриф наигрывал песенки на лютне, Даи деловито пожарил рыбу, даже не сетуя на отсутствие нужных специй. Потом они с аппетитом поужинали и вдруг заметили, что уже стемнело. Даируин пригласил нового знакомого в гости, но тот отказался, не желая появляться в чужом доме среди ночи. И тем не менее, знакомство на этом не завершилось.


Утром Барабора разбудил тычок в бок и недовольное ворчание:

- Тоже мне, эльф выискался, солнце уже встало, а ты все дрыхнешь! Кстати, доброе утро, братец. Собирайся и пойдем, дело есть.

Бар хотел было выразить свое недовольство, но потом посмотрел на хмурую Печенюшку, которую бесцеремонно спихнули с кровати… и молча пошел умываться.

Через полчаса братья уже спешили к реке, прихватив скромный завтрак для хоббита (Даи помнил, что рыбу они вчера доели). За Баром, как обычно, бежала рысь, охотясь то на его сапоги, то на утренние длинные тени.

Эриф ждал их, палатка была уже собрана, и котелок с чаем грелся на огне. Короткая процедура знакомства - и компания отправилась в путь.


Со склона холма отлично просматривалась местность, но волков не было видно. По всей видимости, они укрылись в логовах - на опушке леса полно уютных местечек вроде деревьев с вывороченными корнями. Печенюшка волновалась и рвалась проверить пару самых перспективных, с ее точки зрения, местечек.

- Стойте здесь. Я посмотрю, что там, - так авторитетно скомандовал Даи, что Эриф, занесший было руку над струнами, замер.

А Бар ничуть не удивился - они с братом не раз на собственном опыте убеждались, что первый удар принимать лучше гному.

Волки действительно оказались в логове, небольшая стая, всего шесть хищников, но каких! Вожак был таким крупным, что мог быть помесью с варгом.

К счастью, детенышей в стае не было - защищающие логово волчицы дали бы еще более жестокий отпор, но и так Даируину пришлось несладко, когда шесть теней бросились на него.

То есть пять - Бар ловко остановил вожака ослепляющей вспышкой и тот замер, пытаясь сообразить, что произошло.

Даи попятился, выманивая волков на удобное для атаки место. Эриф наконец-то ударил по струнам и запел:
Пора-пора-порадуемся на своем веку
Удобному доспеху и острому клинку,
Пока-пока-покачивая перьями на шляпах,
Проделаем врагу дыру в боку!

Битва и в самом деле протекала удачно - один волк уже был побежден, еще двое ранено, за вожаком следил Барабор, попутно ослабляя врагов и подпаливая им хвосты огненными шарами (точнее попасть было сложно, потому что гном с удивительной скоростью перемещался внутри круга, образованного нападавшими). Печенюшка выбрала себе одного из волков и наносила ему чувствительные удары когтями.

Даируин тоже был уже покусан, но все раны выглядели несерьезными и вполне поддавались лечению чудодейственными песнями менестреля. И тем не менее, с волками пришлось повозиться.

Будь хоббит один - исход боя вызывал бы сомнения, но втроем они всего лишь крепко устали к моменту окончания битвы. Впрочем, усталость не удержала Барабора от того, чтобы немедленно заняться шкурами, а Даи тем временем старательно обрезал уши с волчьих голов.

- Даируин, а ты никогда не думал о том, чтобы носить тяжелые доспехи? - между делом поинтересовался Эриф. Менестрель снова наигрывал какой-то мотивчик, придающий сил усталым воинам.

- Тяжелые доспехи? Я? Хм… тяжелые доспехи… - лицо гнома медленно, но верно расплывалось в улыбке. Бар удивленно уставился на брата - казалось, еще немного - и Даируин замурлыкает.

Но вместо мурлыканья Даи вдруг заявил (чем еще больше поразил Барабора, а впоследствии и Франческу):

- И, кстати, я, кажется, знаю, как можно переделать доспехи, что висят в лавке у нашего кузнеца… чтобы они стали удобнее, и надежней.


С тех пор о поварской утвари и ювелирных инструментах было забыто - Даируин увлекся изготовлением разнообразных тяжелых и средних доспехов, вскоре переплюнув в этом искусстве окрестных мастеров. Правда, изучение этих профессий тоже не обошлось без приключений, но о них как-нибудь в другой раз.

Франческа

Последняя часть "хроник", где о Франческе упоминается лишь мельком, но я ее все равно опубликую :P эта глава написана "по заявке" одного из офицеров гильдии и представляет собой мою версию того, почему у него такое странное role play ::)
Да... и не надейтесь, что это все:) потом будет еще несколько отдельных рассказов ::)


Глава шестая. Кое-что об Азэле или История, которую все так долго ждали.

Кто-то в лесу расставляет ловушки,
Звери бегут на ловца.
Это, охотник, уже не игрушки -
Бой до конца, до Кольца!

Что-то неправильно нынче сложилось,
Но унывать не спеши.
Нам ли судьбе отдаваться на милость? -
В бой! За свободу и жизнь!


В одной из уютных комнат «Гарцующего пони» весело потрескивал камин. Молодой эльф в щегольском темном костюме, сидя на корточках, бросал в огонь великолепные карты. Дорогой пергамент вспыхивал и сгорал в считанные секунды, а от цветных чернил разлетались яркие искры.
Выглядело это красиво, хотя карты было безумно жалко. Но Кодекс Охотников строго-настрого предписывал заучивать их наизусть в течение суток, а после - тщательно уничтожать.

На столе рядом стояла собранная для путешествия сумка, оставалось только положить в нее флакончики с горючим маслом, лицензию на которое Азэлу вчера торжественно выдали вместе с зачарованным браслетом. Теперь по традиции он должен был отправиться в экспедицию за каким-нибудь необычным трофеем. Любой охотник имеет дома такой трофей, с гордостью демонстрируя его гостям. При этом особым шиком считается точно описать историю схватки с противником, вплоть до степени повреждений от каждого выстрела.

Поиски достойной такого случая добычи иногда занимают годы, но Азэлу повезло - примерно в дне пути от города совсем недавно он видел странные следы, обещающие диковинного зверя. Возможно, это даже был Страшный Бука… или, может быть, Бяка (по следам разве угадаешь!)

Следы были на месте и привели охотника к реке, где благополучно оборвались. Пришлось изрядно порыскать вдоль берега, чтобы найти место, где зверь выбрался на сушу. Но потом Азэл шел по следу, уже не сбиваясь, лишь иногда посматривая по сторонам, чтобы не потерять направление. Он всегда любил этот охотничий азарт, когда ощущения обострены до предела, ноги сами летят вперед, и будто чувствуешь весь лес, со всеми его шорохами и шевелениями.

Впрочем, нападение он все-таки пропустил. Сверху бесшумно рухнула сеть, и даже эльфийская ловкость не спасла. Конечно, кинжал у охотника был наготове. Острое лезвие резало веревки, как нитки, и через несколько секунд он был на свободе… только за это время его окружили люди в неприметных одеждах, но с отличными (и, главное, взведенными) арбалетами. Намерения их не оставляли сомнений.

В засады Азэл попадал не в первый раз (хотя эта была посерьезнее прочих), и на угрозу он отреагировал мгновенно. Отработанным движением эльф поставил ловушку и почти тут же кинул капканы, освободив руки. Вскинул лук, одновременно поджигая горючее масло, и, не дожидаясь нападения, начал стрелять.

Ловушка и капканы задержали первых нескольких врагов, еще несколько пали под ливнем стрел… Но нападавших было слишком много и вскоре закутанный в сеть эльф мог лишь смотреть на то, как главарь шайки деловито роется в его сумках.

Разбойник с отвращением отбросил лембасы и бесполезные для него бутылочки масла, а вот целебные эликсиры и запасные стрелы ему явно понравились. Лук Азэла в процессе драки треснул - один из нападавших поднял было его с земли, но тут же бросил обратно.
Мелкие побрякушки и деньги на удивление быстро и аккуратно распределились между членами шайки.

Вообще, банда была какой-то странной. Они не только не передрались из-за добычи, но и с почти военной выучкой повиновались каждому слову и даже жесту главаря. Причем слова его были Азэлу совершенно непонятны, такого языка он никогда не слышал.
Впрочем, обстоятельства к воспоминаниям не располагали - один из разбойников, особо не церемонясь, перекинул эльфа через плечо и куда-то понес. Куда - определить тоже оказалось сложно - зону обзора закрывала поцарапанная кожаная куртка бандита.

В конце концов, разбойник опустил Азэла на землю и быстро освободил эльфа из сети, при этом прочно связав его. Делал он это явно не в первый раз, что заставило охотника задуматься о том, почему его взяли живым. А время для размышлений было - разбойники бросили Азэла в почти пустую повозку (на дне лежал тонкий слой сена, а к бортам крепилась пара свободно набитых мешков), которая тут же поехала.
Высокие борта и полотняная крыша не давали осмотреться, но если судить по доносившимся звукам, в шайке было человек тридцать, и все на лошадях.

Когда совсем стемнело, разбойники остановились на ночлег. Азэла накормили и напоили, не освобождая рук, несмотря на его красноречивые жесты. И даже ночью караульные несколько раз проверяли, надежно ли связан пленник. Утром - снова тронулись в путь.

Так прошло несколько дней. Между собой бандиты общались все на том же странном языке. Охотник, мучительно пытавшийся понять, что с ним происходит и как из этого выбраться, скоро начал не просто понимать язык разбойников, но и иногда даже думать на нем. Правда, это ему особо не помогло - никаких ценных сведений разговоры не содержали.

Азэлу удалось понять только одно - какая-то важная шишка неплохо платит за доставленных к нему живых эльфов. Оптимизма услышанное не внушало, но и сделать охотник пока ничего не мог - оставалось только ждать благоприятного момента для побега.

Однако, разбойники были все так же предусмотрительны, не давая пленнику ни единого шанса… до тех самых пор, пока повозка вдруг не затормозила в неурочное время. Азэл насторожился - произошло что-то непредвиденное.

Откуда-то спереди раздался грубый невыразительный голос, похоже, принадлежавший полуорку. Он приказал (тон не оставлял сомнений) главарю шайки немедленно развернуться и направиться в лагерь на востоке. Разбойник не стал спорить и пообещал за час разобраться с грузом и к вечеру прибыть к месту сбора.

Слова «разобраться с грузом» Азэлу не понравились почти так же, как не понравился полуорк, управляющий бандами людей. Эльф насторожился, приготовившись, если что, дорого отдать свою жизнь.

Разбойники недовольно заворчали.
- Что за фуфло? - возмутился кто-то, - Хмырь опять гоп-стоп затеял, а нас подставит? Редиска! А с пижоном что делать? Капусты бы срубили, чем под перья лезть…
- Пасть порву, - коротко пригрозил главарь, и разговоры затихли, - здесь есть нора. Заныкаешь этого - вали корзину и рванем на стрелку.

Услышанное слегка успокоило Азэла, по крайней мере эти редиски… то есть бандиты… не собирались немедленно перерезать ему горло. Хотя упомянутая «нора» тоже могла оказаться весьма сомнительным местом.

Собственно, так оно и было. Пара минут тряски по бездорожью в телеге, пара минут на плече у бандита, снова уткнувшись носом в поцарапанную куртку… затем разбойник небрежно сгрузил эльфа на пол небольшой пещеры и пообещал на рассвете вернуться. С учетом того, что руки охотнику так и не развязали, обещание звучало в какой-то степени даже утешительно.

На прощанье люди привалили здоровенными камнями выход из пещеры, оставив лишь небольшую щель у потолка - то ли поленились поднимать валуны, то ли позаботились о свежем воздухе.

Оставшись один, Азэл тут же попробовал на прочность узлы. Увы, ослабить их удалось всего на чуток. С другой стороны - это уже что-то, можно хотя бы шевелить пальцами.
Эльф начал ощупывать пол пещеры в надежде, что во время одной из предыдущих ночевок (а пещера явно использовалась как лагерь) кто-нибудь мог оставить нож или хотя бы обломок меча…

Ножей почему-то не попадалось, один мусор да мелкие камушки. Самое полезное, что удалось нащупать - это охапку хвороста, который напомнил эльфу что-то очень знакомое и еще совсем недавно важное…

Ну конечно! Новый браслет остался на руке - он неснимаемый и совсем невзрачный на вид. И уж чего-чего, а камней вокруг было предостаточно.

Искра, другая… с третьей попытки хворост занялся. Извернувшись, Азэл попытался подпалить узлы не веревках, не слишком повредив руки. В конце концов ему это удалось. То есть левую кисть он все равно обжег достаточно сильно, но подвижности пальцы не потеряли. Эх, как бы сейчас пригодились целебные эликсиры!

Впрочем, их не было. И к тому же приходилось торопиться. Так что Азэл как мог быстро распутал остальные веревки и начал разминать затекшие ноги.

Вскоре эльф уже присматривался к камням, закрывавшим вход. К счастью, голодом охотника не морили и сил хватило на то, чтобы расшатать и сбросить пару верхних валунов.
Пожалуй, человек или гном не смог бы пролезть в освободившуюся щель, для эльфа же это не составило большого труда, и через минуту Азэл был уже на свободе.

Он оказался у подножия горной гряды. От гор начиналась пустынная местность - налево солоноватая на вид земля с чахлыми деревцами, направо - каменистая почва с редкими, тоже солеными, лужицами озер. Рядом валялась перевернутая телега без одного колеса, но ни оружия, ни еды в ней не нашлось.

Прислушавшись к своему чутью, охотник отправился на запад.
Идти пришлось со всей возможной осторожностью, безоружным он вряд ли справился бы больше, чем с одним врагом, да и то не со всяким.
Однако же, ему повезло - на дороге показалась корявенькая одинокая фигурка гоблина. Проследив за ним взглядом, Азэл убедился, что спутников у его цели действительно нет. 
«Попался, редиска!» - с удовлетворением подумал эльф, прикидывая маршрут противника и пути возможного нападения.

Наверное, мало кому из гоблинов приходилось видеть дикого эльфа, с боевым кличем пикирующего с валуна и бросающегося душить свою добычу голыми руками. Впрочем, живых свидетелей такого зрелища остаться и не могло.

Как бы то ни было, теперь Азэл стал обладателем тронутого ржавчиной кинжала и фляжки крепкого сидра. Оставалось раздобыть лук или арбалет и какой-нибудь еды. Или найти лагерь свободных народов - эльф не сомневался, что здесь есть заставы. На перевалах и в хорошо защищенных ущельях жители Средиземья почти везде до сих пор успешно сдерживали натиск Врага.

По пути ему еще несколько раз попадались одинокие гоблины и орки. И к тому времени, как Азэл, наконец, встретил своих (хотя суровые гномы вначале не были расположены принимать эльфа за своего), он успел набить карманы своего запылившегося камзола серебром и медью вперемешку с мелкими самоцветами. Кроме ножа в ножнах, к поясу охотника теперь была подвешена склянка целебной мази и, главное, в руках был плохонький, но вполне действующий арбалет работы полуорков.

На заставе нашлись почта, конюшня и несколько торговых лавок. Продав камушки, Азэл заменил арбалет на неплохой лук гномьей работы, отправил весточку друзьям и запасся провизией в дорогу. Но отправляться в путь не спешил - сначала подсел к костру. Узнать, куда его занесла судьба, было совсем нелишним, да и отдохнуть всегда лучше в укрепленном лагере.
В итоге пришлось задержаться аж на неделю - гномам нужен был охотник, чтобы избавиться от набегов диких зверей и ящеров, а в награду местные мастера снабдили его отличным клинком и запасом снадобий.

Кое-что Аз узнал и о разбойниках - встреченная им шайка была известна на всю округу. Благодаря бандитам, у лагеря почти отсутствовала связь с внешним миром. Большие отряды с охраной еще могли путешествовать туда-обратно, но у маленьких групп шансов почти не было. Гномы рекомендовали Азэлу дождаться следующего отряда, который должен был отправиться через месяц.

Срок показался охотнику слишком долгим - и он решил тронуться в путь в одиночку, понадеявшись на свое чутье и новый лук.
«Я еще вернусь сюда с друзьями, - пообещал он гномам, - и мы наведем тут шороху, все зачистим!». Гномы несколько удивились, явно не поняв последнюю часть фразы, но эльфа проводили все же радушно, пожелав ему удачи.

Дорога домой оказалась очень длинной. По пути Азэлу приходилось уничтожать целые стаи варгов и даже разбойничьи шайки. К счастью, так тщательно организованных засад ему больше не попадалось.
Вместо них охотнику встретились новые друзья - во время «зачистки» одного из разбойничьих убежищ Азэл познакомился с Франческой, так и не избавившейся от тяги к посещению сомнительных руин.

Да… и трофей домой он все-таки принес. Правда, это был не совсем зверь, да и не требовал он долгого выслеживания, зато доспехи орочьего генерала великолепно вписались в интерьер.
Но это уже совсем другая история.
As The World Falls Down

Фелина

Очень понравилось. А еще?:)

salutic

Спасибо:)) сейчас какой-нибудь рассказик выберу...-))

Франческа

Рассказ описывает крафт-квест на переход от "маленьких" к "высоким" уровням ремесла ученого.

В поисках новых знаний

Почти каждый день Франчески начинается или заканчивается прогулкой на рынок в Занорье: ей все время нужны то бутылочки для масла, то листья ацеласа, то красящие соли. Местный ученый уже привык делать ей скидку как постоянному покупателю, и рассказывать о новинках, предлагая все более и более сложные в использовании ингредиенты.

Но вот в один прекрасный день продавец снадобий и ученых штучек покачал головой и виновато улыбнулся:
- До нас тут не доходят последние новинки. А тебе, Франческа, чтобы совершенствовать свое мастерство дальше, необходимо попасть в библиотеку Элронда в Ривенделле… там ты сможешь узнать много нового и создавать настоящие произведения искусства.
- Ривенделл? - удивилась Франческа. Она многое знала о Ривенделле из легенд и преданий, но никогда там не была - смущала долгая и опасная дорога.

Однако любопытство историка заставило ее все же пуститься в путь. Она расспросила Вига об ориентирах на местности и немедленно отправилась, не дожидаясь, когда соберется компания.

Первая часть дороги  - через Пустоши - была легкой, здесь Франческа несколько раз уже была. Хомячок носился по дороге кругами, выискивал чернику и лакомился ягодами, пугал желтозубых волков и нападал на зазевавшихся гоблинов. Кроме того, по пути им удалось достать перьев кребанов для подушек в «Забытый приют».
Но стоило только расслабиться и начать напевать веселую дорожную песенку, как Хомячок тревожно рыкнул и остановился.

Рядом с дорогой стояла крупная рысь явно сильнее Хомячка, вступать в драку с ней было бессмысленно, и Франческа, поглаживая мягкую шерсть своего спутника, уговорила его обойти хищницу по обочине.
С этого момента, ни о каких песнях речи не шло - приходилось все время осматриваться по сторонам и тщательно выбирать дорогу вне зоны видимости рысей, варгов и орков.
Один раз им встретился незнакомый молодой охотник, героически сражавшийся с огромным пауком. Паук пока что побеждал, и Франческа с Хомячком, не раздумывая, включились в сражение. Втроем им удалось все-таки убить паука, но охоты ввязываться в бой у Франчески значительно поубавилось.

До Последнего моста они все же добрались без происшествий, а дальше Франческа отправилась уже без Хомячка - на Троллистом плато он уже ничем не мог ей помочь, а таиться Хомячок совершенно не умел.
Самой же Франческе приходилось прятаться практически на каждом шагу. К счастью, эльфы издавна обладают талантом скрываться, но на открытой местности это настолько сложно, что перед тем, как скрыться в следующий раз, необходимо долго восстанавливать силы после предыдущего. К тому же «спрятанный» эльф передвигается раз в пять медленнее, чем обычно.

А дорога между тем пролегала в районе, где водились дикие горные медведи размером вдвое выше Франчески,  злобные и ядовитые лесные мухи, не говоря уже о смертельно опасных таящихся в засаде рысях… Эльфийке то и дело приходилось прятаться за валунами, кустами и стволами деревьев.
Но страшнее всего было, когда она вдруг заметила огромного тролля, шагающего по дороге ей навстречу, а поблизости, как назло, не было ни одного укрытия и даже отойти особенно некуда, потому что и справа и слева горы.
Времени практически не оставалось, и Франческа просто прильнула к каменистому склону, укрывшись плащом и пытаясь притвориться валуном. Сердце стучало так, что, казалось, должна слышать вся округа… Но все же тяжелые шаги прошли мимо и удалились. Можно было идти дальше.

Еще чуть чуть - и вот Бруниенский брод. Дальше тропа шла в гору и осталось вроде бы совсем немного, но именно на этом отрезке пути Франческа много раз пожалела, что вообще пустилась в это путешествие - медведи, рыси и мухи (а в местных горах водится особенно злобная и ядовитая разновидность мух, чей укус мгновенно парализует) встречались здесь гораздо чаще, чем в любом другом месте, которое приходилось видеть эльфийке… Но… отступать уже некуда, так что приходилось пробираться медленно, замирая на каждом шаге и отслеживая перемещения всех тварей поблизости…

В конце концов, Франческа вышла на старую дорогу, когда-то мощеную белым камнем, а теперь сильно заросшую травой. Но все же уже было понятно, куда двигаться, и упавшее было настроение поднялось. По камушкам Франческа пошла гораздо быстрее, тем более, что и опасных животных на дороге значительно поубавилось.
Дойдя до места, где дорога сворачивает в долину, Франческа заметила стражников Ривенделла и с изумлением поняла, что добралась.

Оставалась самая малость - найти в незнакомом городе библиотеку. Немножко подумав, Франческа решила поспрашивать у прохожих:
- Вы не подскажете, как пройти в библиотеку? - спросила она у первого попавшегося навстречу эльфа.
- Какая библиотека в три часа ночи? - удивился тот, недоверчиво покачал головой и заспешил дальше по своим делам.
А вот со вторым прохожим повезло больше - охотник Тенелорн тепло поприветствовал Франческу, галантно предложить опереться на его руку и проводил на третий этаж «Последнего приюта», где и располагалась библиотека Элронда.

Здание было роскошным, и Франческа застеснялась своей пыльной после путешествия одежды, но вскоре поняла, что никто не обращает на нее особенного внимания, и принялась рассматривать все вокруг. А посмотреть было на что - на одни только раритетные издания на полках можно было любоваться часами (снимать книги с полки библиотекарь при первом посещении не разрешил - объяснил, что право пользоваться библиотекой дается только за особые заслуги). Здесь же располагалась комната Бильбо, а на втором этаже Франческа даже встретила самого Элронда.

Библиотекарь Дуолис задал Франческе несколько вопросов о старых книгах и, удовлетворившись результатами экзамена, дал ей право называться сведущим ученым. Здесь же она получила несколько новых уроков в написании свитков, что сразу же примирило ее с тяготами пути.
Впрочем, сложные задачи на этом не кончились - ей предстояло еще получить право на пользование библиотекой, а Франческа преисполнилась решимости добиться этой привилегии, ибо ни один истинный ученый, увидев эти книги, не успокоится, пока не сможет прочесть их.

И все же, прежде чем пускаться в новое путешествие, эльфийка отправилась на осмотр долины. Ривенделл оказался настолько красив, что сердце ее пело от радости.
Франческа умылась водой из фонтана и долгое время провела на тропинках и мостиках, наслаждаясь пейзажами и видом пролетающих пушинок одуванчиков. Но нельзя вечно созерцать даже самые красивые виды.

Теперь ей предстояло найти в Пустошах потерянные рукописи и вернуть их в библиотеку.
От путешественников удалось узнать примерный район, где были потеряны рукописи, и даже получить точную карту местности. Но местность опять оказалась настолько враждебной, что отправиться туда опять пришлось без Хомячка.

К счастью, укусы болотных мух оказались не столько смертоносны, как их горных родственниц, и пару раз оказавшись замеченной, Франческе удавалось спастись от них бегством (не зря эльфов Лихолесья издавна называли быстроногими).
Так, лавируя между мухами и орками, которым она еще пока что не могла бросить вызов, она и нашла все четыре рукописи, потерянные в болотах.

Теперь еще одно долгое и опасное путешествие в Ривенделл - и наконец-то можно снимать древние тома с полок, осторожно касаясь хрупких страниц. Часть рецептов ей даже разрешили переписать для домашнего пользования, остальными можно будет пользоваться только на месте…

Но книги - верные друзья - теперь всегда ждут и зовут Франческу, и как бы не была тяжела дорога, пройдя ее, можно обрести великие сокровища мудрости…
As The World Falls Down

Франческа

#14
16 Сентябрь 2014, 02:00:33 Последнее редактирование: 16 Сентябрь 2014, 02:09:41 от Франческа
По заявкам:) а также чтобы сразу отрезать пути к отступлению, выкладываю первую часть новой истории про Франческу и тогда уже и Рару, все равно когда-то надо описывать их отношения, а то непонятно:)

Сегодня Франческе нужно было придумать кое-что особенное, а вдохновение все никак не приходило. Оставалось только пойти и поискать его самой.
- Ррр? - поднял голову Хомячок, увидев, что хозяйка натягивает сапоги.
- Нет, милый, ты сегодня остаешься дома, я буду в городе.
Франческа почесала медведя за ухом, с наслаждением запуская пальцы в длинный темный мех.
- Ррр... - медведь, подавшись вперед, под руку, как бы невзначай загородил собой дверь.
- Вот ты хитрюга... - рассмеялась эльфийка, - Пусти, вечером принесу тебе каши.
- Р?
- Вкусной овсяной каши с малиновым вареньем.
Продолжая недовольно бурчать, Хомячок все-таки освободил выход, в который Франческа не замедлила проскользнуть. Конечно, она всегда могла применить скилл "Отозвать спутника", но Хомячку это очень не нравилось, да и договориться с ним обычно было не так уж сложно.

На улице никого не было, только солнце золотило деревья и травы, ветер шелестел листвой и тихонько журчал под обрывом невидимый отсюда ручей. Поддавшись опьяняющему чувству свободы, эльфийка раскинула руки и со звонким смехом закружилась по двору. Запрыгнула на забор и пробежала по нему до самых ворот, а там спрыгнула на дорогу и свистнула, подзывая лошадь.
Белая красавица вихрем пронеслась до деревенской площади, где Франческа спешилась у дверей таверны и отпустила Вьюгу домой. Здесь прохожих было несколько больше, но они спешили по своим делами и ничуть не интересовались седой эльфийкой в зеленой курточке, решительно толкнувшей тяжелую дверь.
Взяв бутылку вишневого сока, Франческа выбрала самый укромный столик в углу и погрузилась в раздумья. Кажется, смена обстановки помогла - основная идея начинала вырисовываться. Эльфийка вытащила блокнот, зажгла свечу и начала торопливо писать. Страница была исписана уже на две трети, когда тихий, но настойчивый стук по столу оборвал мысль на середине.

Франческа медленно подняла глаза, всматриваясь в подошедшего и постепенно возвращаясь к реальности. Рука, обтянутая светлой кожаной перчаткой. Серо-голубой плащ с тонкой каймой. Белые волосы, челка, спадающая на один глаз...
- Рару? Ты что здесь делаешь?
- Здороваюсь, - ответил эльф и опустился на лавочку напротив, - Не могу докричаться до тебя в чате, пришлось искать.
- Ой... - смутилась Франческа, - Прости, я чат... временно отключила.

Быстрая проверка показала - и правда искали. Не только Рару, но и несколько других офицеров. Но успокоились быстро - значит, ничего особенно срочного. Отправив в чат приветствие и короткое извинение, Франческа вновь посмотрела на терпеливо ожидавшего собеседника.

- Ничего критичного, - успокоил ее Рару, - Просто я подумал, вдруг тебе помощь нужна.
- Нужна, - Франческа пододвинула эльфу бутылку с соком, - У нас же праздник скоро, я пытаюсь сценарий придумать.
- Идея уже есть? - Рару покосился на исчирканный блокнот, который Франческа тут же спрятала. Надо было сделать это раньше - механика игры не позволяла оставлять записи на страничках, только изображать письмо - но слишком уж глубоко эльфийка ушла в свои мысли, чтобы так сразу сообразить.
- Даже несколько. Нам нужен живой оркестр, танцы, и еще я хочу устроить квест.
- Оркестр-то легко, - задумчиво отозвался Рару, - "Дети индиго" уже что-то даже разучивают...
- Почему "Дети индиго"? - удивилась Франческа.
- Ты наш боевой отряд не встречала последнее время? Они решили обзавестись формой. Сходили в могильники, набрали кучу паутины и Азэл сшил всем форму. Но паутина уж слишком невзрачна на вид, надо было покрасить, а такое количество компонентов для краски нашлось только одного цвета. Вот они теперь и ходят в индиго с ног до головы. Тебе тоже сшили, жди посылку в ближайшие дни.
Франческа, тихо смеясь, возразила:
- Ну не такие уж они и дети! Хотя, это название им подходит. А уж если мы присоединимся к следующему походу... А что насчет квеста?
-Это сложнее. Чтобы было интересно, нужно несколько участников подготовить, а ты наверняка хочешь сделать сюрприз?
- Конечно!
- На меня можешь рассчитывать, естественно, но в идеале нужен кто-то еще. Может быть, привлечем кого-нибудь?
Внезапно Франческу озарило.
- Я даже знаю, кого!
As The World Falls Down

Вверх